В номере:

  • Ну зачем обязательно гадость писать?
  • «Однажды в Евпатории…»
  • «Навалились гурьбой, стали руки вязать»

Ну зачем обязательно гадость писать?
Ну зачем обязательно гадость писать?

Ну зачем обязательно гадость писать?

К метеорологу не ходи – жара вернется. Может, на остальной территории Украины и спадет, но в Крыму, а в Евпатории уж точно, будет еще жарче. И удушливее.

И основная причина не в глобальном потеплении климата (хотя и в этом тоже).

Ну, сами посудите: каким образом температура воздуха в городе понизится, а сам воздух станет прохладнее и чище, да и злые ветра улягутся, когда прокурор Евпатории требует от местных депутатов отменить ими же принятое 29 мая 2009 года решение о предоставлении «Спортивно-развлекательному комплексу «Водный мир-99» в аренду на 49 лет земельного участка для обслуживания пансионата по ул. Горького, 1, а в суде прокурор требует отменить правовую регистрацию этого самого пансионата. Все бы ничего: мало ли в неделю таких протестов-исков прокурор направляет в различные инстанции. Но это же сам Москвин!

Да Юрий Васильевич за дополнительную автомойку такую жару устроит – Северное море закипит и поменяются полюса, а не то что за снос пансионата у самого уреза воды!

Но Москвин не один повышает градус температуры в городе, и в этом ему конкуренцию составляет его однопартиец (подельник?)… конечно, читатель, ты узнал его – это Котляревский, он же Колян, он же «Коля-убийца». Последний «делает ветер» в городе уже на пару с мамой.

В этой организованной группе четкое распределение ролей и обязанностей – Колян, не жалея сил, наперегонки с эпилепсией мотается, конечно, исключительно по наказам избирателей партии «Союз» и в их интересах, по Крыму и Украине, а дел немало: то надо получить деньги из бюджета и купить на них в Киеве квартиру, да получше, да в самом центре, то нанять персонального архитектора для евроремонта этой квартиры, то найти покупателя и продать ему «Родину» (что еще может продать этот кошерный гражданин?) за 1.200.000 долларов США, то «определить в надежные руки» стадион «Авангард», правильнее долю стадиона оформить на свою маму, то купить 5-6 машин, в том числе и маме «Мерседес» за 178.000 евро для поездок в суд, и везде-везде надо успеть все устроить. А как же иначе – «день год кормит», скоро выборы, и перед избирателем надо будет отчитаться о выполнении предвыборной программы. Ну, хочет Колян быть депутатом. В суд идти и отвечать за разбой и другие дела не хочет, а депутатом числиться, советником каким-нибудь — хочет. Очень.

Жарко в городе не только от ссученных нервных движений братвы, свою долю (и она, надо отметить, основная) вносит и голова Даниленко, в чьих удушливых объятиях Евпатория находится вот уже более… 20 лет, а в течение последних пяти лет, с февраля 2005 года, на шее Евпатории дополнительно появились еще одни крепкие, цепкие, липкие объятия!

Отчего и почему Москвин стал таким латифундистом и собственником недвижимого имущества; и как Котляревский продавал «Родину», «зарабатывал» средства на машины-квартиры-дома и почему до сих пор не находится в тюрьме за совершение разбойного нападения, рядом с Юхненко; и как подчиненные министра МВД Могилева А. подставили его с уголовным делом Коляна; и за какие заслуги и перед кем известный, полагаю, психопат Заскока в день вступления в законную силу обвинительного приговора по трем статьям УК Украины был назначен на… госслужбу на должность руководителя Евпаторийского городского центра занятости населения; и за какие заслуги и перед кем муж следователя Евпаторийского ГО Великой Л. получил в аренду здание медучилища по улице Дувановской, 15/1; и чем продолжает заниматься бывший начальник военторга «казак» Селиванов В. и сколько он, будучи начальником… КРУ, недоплатил в бюджет налога за коммерческое использование земли; и почему голова Даниленко ничем не лучше этих всех голов; и чем занимаются судьи местного суда; и кто, как и почему назначается на административные должности в судах и о многих других приколах нашего городка и не только ты, читатель, узнаешь в ближайших номерах «ЕН».
А пока немного истории (читай «Навалились гурьбой, стали руки вязать»).


«Однажды в Евпатории…»
  • В. Лутьев
В процессе подготовки материала поймал себя на мысли, что где-то уже встречал подобный сюжет. И память не подвела. Конечно, это фильм «Однажды в Америке». Классная работа кинорежиссера, актеров. Герои убедительно и достоверно изобразили историю жизни и поступков еврейских ребят в Америке. Фильм о смелости и трусости, честности и подлости, верности и предательстве. Но все же, в фильме все красиво, даже самоубийство предателя. В жизни все иначе. Так получается, что часто подлец не раскаивается, а наоборот, изворачиваясь и подличая, продолжает свое мерзкое дело.

Никогда не представлял себе, что мне придется в течение столь длительного времени заниматься столь никчемно-аморальной особой, чью неграмотность, необразованность можно противопоставить лишь его же подлости, наглости, трусости и семитской изворотливости.

А без этого – никуда!
Ранее я уже писал о «боевом» прошлом Котляревского.
Кратко напомню читателю путь, даже по внешнему виду гопника из бурсы, в ближайшее окружение известного убийцы Юхненко А. и далее прямиком к Миримскому в партию «Союз», в депутаты, затем в советники… премьер-министра Крыма, затем в советники министра транспорта Украины по вопросам взаимодействия с… (УЖАС!!!) правоохранительными органами, судебными органами, СБУ, прокуратурой (КАРАУЛ!!!).
В 1980 году, когда я уже отслужил в армии и поступил в мединститут, Колян пошел в первый класс. Учеба не задалась сразу и явно. Это подтверждают педагоги, да и сам ученик понимал. Обозревая почерк, орфографию и подсчитав количество грамматических ошибок на квадратном сантиметре текста объяснения, написанного Коляном в ноябре 1994 года в Евпаторийском отделе по борьбе с организованной преступностью (приводится ниже), когда, образно говоря, в известном всем слове из трех букв Колян делает… четыре ошибки, то понимаешь – школа в данном случае бессильна. Это врожденное.
Став в мае этого года советником министра транспорта, Колян-разбойник, шепчутся пенсионеры, «вышел на очень БОЛЬШУЮ ДОРОГУ». Интересно, что последний может посоветовать министру: как безопасно наладить разбойные нападения в поездах по всей железной дороге, или устроить «гоп-стоп» дальнобойщикам, или как все «порешать» в судах и прокуратуре, если пацаны попадутся?!
Специально для министра транспорта Украины Константина Ефименко, ровесника Котляревского, полагаю, такого же министра, как Колян — депутат, публикуем повторно (учителей русского языка прошу не читать и детям не показывать. – Авт.):

Объяснение Котляревского

Начальнику отдела ОП г Евпатории
м-р милиции Крысько
от Котляревского Николая Николаевича. 1973 . г
пр Победы дом 60 кв 5
Уроженец г Евпатории.

Объяснение.

Кравченко Сергея я знаю по городу около года. Мой брат Котляревский Виктор Николаевич., примерно в июне 1994 года договорился с Кравченко купить у него Ваз 2109 за 4 500 $ США. Отдал ему 1000 $ США сразу переавформели машину, и Витя написал расписку на 3 500 $ США на 1 месяц, Витя в срок деньги не мог отдать по сложившемся для него не благоприятных обстоятельствах. И мне пришлось отдавать деньги за своего брата Я продал свою машину и отдал деньги. у себя дома на кухни. в присутствии своей матери. Расписку Серега сказал что он потерял. потому что она не серьёзная., я к этому серьёзна не отнеся.

Прошло гдето около 2-3 месяцев и Сережена мама начела меня доставать стояла на стоянке где я ставил машину и мотала мне нервы, также звонила комне домой. Я так понимаю что Серега не поставил свою маму в известность. И на верно поэтому Серегина мама мне не давала покоя. и себе тоже. Это все может потвердить Кравченко Сергей.
Машина в настоящее время продано Где она в настоящее веремя находится я не знаю.
Мать Кравченко я небил и не избевал. Дома был у них один раз телевизары и видиков в залог не оставлял.

Объяснение написано мной лично.


Подпись Котляревского Н.Н.

9.11.94

Объяснение Котляревского

С 1988 по 1991 год Котляревский Н. — учащийся СПТУ-46 г.Евпатории. В бурсе Колян учился на слесаря контрольно-измерительных приборов и автоматики. В это время он носится по Евпатории на мотоцикле без шлема и заслуженно отзывается на «Коля-самоубийца».
С 1991 по 1993 годы проходил срочную службу в г. Севастополе – возил командира части. Вернувшись в город, Колян не захотел идти днем на завод, а вечером постигать премудрости заочного образования – еще чего, работать и учиться! Зачем, когда в городе столько сытых-откормленных, хорошо зарабатывающих коммерсантов?
Оставалось только подобрать бригаду и делать предложения, от которых комерсы не могли бы отказаться. Для начала Колян подтянул одноклассника Юрчука (Фикса), затем в его окружении появился Голубев, проживавший постоянно в Москве с отцом, а в Евпаторию наведывавшийся к матери, Жуков, и пошло-поехало.
Но сил наехать на кого-то было маловато, а хотелось многого и побыстрее.
В начале 1994 года между набравшим криминальную силу «Пашей-сынком», братьями Лисами, с одной стороны, и Юхненко Алексеем и Юрой Загоруйко происходит конфликт, в результате чего ОПГ распадается на две бригады, и Юхненко начинает готовиться к устранению своих еще недавних товарищей.
Пройдет всего несколько лет, и Юхненко соберет вокруг себя, замкнет на себя всех тех, кто мог выполнить любое его указание: поджечь, вывезти за город с целью пытать, убить и т.д. (пример — судьба Слоненка).
В мае 1994 года «Паша-сынок» с братьями Лисами выезжает в Москву, в район Курского вокзала, для получения наличных денег, а на обратном пути в Крым, уже в Тульской области, их автомобиль останавливают на трассе и всех троих хладнокровно расстреливают. Пашу просто добили на заднем сиденье, где он лежал, уже будучи раненым в Москве.
«… а я его ножом по горлу…»

Банда подводит итоги (1996 год), слева направо: 1. Юхненко А., за совершение многочисленных убийств приговором Апелляционного суда АР Крым в 1999г. приговорен к расстрелу, в 2000г. приговор заменен на пожизненное заключение. Отбывает наказание в Житомирской тюрьме; 2. Дудницкий В. за совершение умышленного убийства в 2002 году известного предпринимателя Евпатории приговором Апелляционного суда АР Крым от 03.10.2003г. приговорен к 14,5 годам лишения свободы; 3. Голубев Н. за совершение 03.02.1997 года зверского убийства Ю. Чепурко и совершение др. тяжких преступлений, в том числе, вымогательство приговором суда Евпатории от 03.11.2008г. приговорен к 10 годам лишения свободы. Наказание отбывает в Винницкой колонии усиленного режима. 4. Котляревский Н. (уже депутат Евпаторийского горсовета) пока на свободе.

Известно, что экс провел житель Москвы Валерий Волюхов (ныне покойный, а это уже заслуга Китайца и Бормана, хладно­кровно расстрелявших своего товарища в Евпатории, в районе «Креста») по звонку из… Евпатории. Таким образом, Юхненко руками Волюхова «зачистил» Пашу, чтобы через пару лет «зачистить» самого… Волюхова.
Котляревский избирает своим старшим Юхненко и так и будет «на третьих ролях», пока Юхненко не совершит ДТП на трассе при подъезде к г.Саки в сторону Симферополя.
Китаец плачет на похоронах своего погибшего друга (по сути, им же и убитого – Юхненко показал милиции, что машина кувыркалась через голову, и он во время движения сидел не за рулем, а спереди и справа. — Авт.) и кричит, что ему «здесь без Юры делать нечего – я остался совсем один и уеду из Крыма».
Вот после этого у Котляревского и появился шанс вплотную приблизиться к главарю банды.

Колян стал постоянно появляться на машине возле подъезда дома Юхненко, что на улице Некрасова, в окружении своих пацанов и лично открывает багажник для того, чтобы Юхненко положил туда свою собаку, затем садится за руль, и по утвержденному сидящим на переднем правом сиденье Юхненко маршруту бригада выезжает в город. Верткий, услужливый, с полуслова понимающий руководителя, Котляревский смог втереться в доверие к главарю.

Известен случай, когда Юхненко возле подъезда, где находилась его новая квартира (в соседнем доме), «ожидали гости», и белая «девятка», за рулем которой сидел Котляревский, подъехав глубокой ночью к подъезду и постояв три минуты, не открывая двери, рванула от дома – звериное чутье профессионального киллера не раз и не два выезжавшего с Загоруйко в Москву для проведения «заказных мероприятий», не раз выручало самого бандита.
Но Котляревскому не удалось единолично замкнуть на себя внимание Юхненко. За близость к телу главаря банды соперничали несколько групп.

Пока вместе…

Пока вместе… Слева направо: Юрчук (Фикса), Юхненко А., Дудницкий В., Котляревский Н., Даниленко В.

Кроме Котляревского и его пацанов – брата-близнеца Виктора, Голубева, Юрчука, Жукова и других, отношения с Китайцем имели Даниленко В. и Куцый В., с одной стороны, а также группа из числа бывших сотрудников милиции (БРМ) — участкового Беломызова Андрея и сотрудника… уголовного розыска Александрова Олега (у которого жена работала следователем в милиции). В это же время в окружении Юхненко появляется Мухсимов Гаяр (Гера), который, в отличие от указанных лиц «силового блока», являлся «своим комерсом» Юхненко (цех по разливу водки). Юхненко понимал, что комерс с бабками важнее торпеды с битой или пистолетом – таких быков много, но ценится тот, кто постоянно может делать «лаве», а не «беспонтово» нагонять жуть на население.

Такие все родные… Мухсимов Гаяр на именинах своей крестницы – дочери Юхненко  Слева направо: Юхненко С.В., мать, жена Мария, Мухсимов Г., Юхненко А., жена Котляревского Литвина К.В. (в красном)

Такие все родные… Мухсимов Гаяр на именинах своей крестницы – дочери Юхненко Слева направо: Юхненко С.В., мать, жена Мария, Мухсимов Г., Юхненко А., жена Котляревского Литвина К.В. (в красном)

Не буду останавливаться на подробностях, каким образом все они уживались в одном «коллективе» и какие интриги запускали с целью добиться особого расположения главаря. Первым, объединившись Котляревский и Беломызов, вытолкали «за круг» Даниленко Владимира.

Надо отдать должное подлости, хитрости, лицемерию и расчетливости Юхненко!
Таких авторитетов убрал со своего бандитского пути: Женю Животовского (Живот, о нем еще в 1990 году в «Совершенно секретно» шли публикации как о лидере ОПГ, застрелен Волюховым в сауне дома № 77 по улице Демышева в Евпатории); лично с Борманом расстрелял (сакский) уже самого Волюхова Валеру (проживал в Москве, являлся гражданином Израиля и имел паспорт этой страны, уже в 1992 году имел платиновую валютную карточку); Теслера Валеру (Гадюка), неоднократно судимого еще при советской власти, имевшего невероятное чутье и интуицию; Владимира Куцего (Куций) «духовитого» и «без царя в голове» (мог броситься на… винты самолета); Павла Шрамко (Паша-сынок), своего непосредственного руководителя. Примечательно, что все указанные лица и Юхненко (кроме Куцего и Паши-сынка) были (Юхненко пока еще жив) евреями.

Похороны Волюхова В. Юхненко … идет за гробом

Похороны Волюхова В. Юхненко … идет за гробом

Ведь в то время, еще совсем недавно, в 1992 году Юхненко стоял на улице возле гостиницы «Евпатория» на простом «шухере» и покрикивая отгонял зевак, пялящихся на новый, только что пригнанный из Польши «Мерседес» Живота. Женя в это время отдыхал, играя в карты в ресторане.

И Юхненко, будучи ниже среднего роста, физически неразвитым и необразованным, переиграл-перехитрил таких маститых, матерых, искушенных авторитетов криминального мира!

Думал ли, мог ли себе представить в самом страшном сне Китаец, что пройдет всего ничего времени и уже его переиграет-перехитрит и сольет ментам такой же еврей,

«Знать бы, что змея не на груди, а по правую руку…» Слева направо: Нигривода Д. (Мыцык, ныне покойный – погиб в день освобождения из мест лишения свободы), Котляревский Н., Дудницкий В., Юхненко А.

«Знать бы, что змея не на груди, а по правую руку…» Слева направо: Нигривода Д. (Мыцык, ныне покойный – погиб в день освобождения из мест лишения свободы), Котляревский Н., Дудницкий В., Юхненко А.

который буквально ел-пил у него с рук и готов был выполнить любую команду. Мало того, в настоящее время (2009 год) дает следователям МВД показания на Юхненко, из которых прямо следует, что разбойное нападение на Жеронкина Владимира в 1996 году, в результате чего Владимиру были нанесены ножевые ранения, осуществил лично… Юхненко, а жене Китайца Маше по-дружески советует не ждать, а найти себе… другого мужика, поскольку «он уже оттуда (Юхненко из тюрьмы. – Авт.) никогда не выйдет!».

Читатель, ты можешь себе представить реакцию беспредельщика, убийцы Юхненко, когда жена Маша на очередном свидании в житомирской тюрьме в 2004 году передала ему эти слова Коляна?!
Мне известно – Мария рассказала, и у меня не хватает словарного запаса, чтобы все это описать.
Расправившись с авторитетами, расчистив себе путь к единоличному руководству евпаторийской бандой, Юхненко продолжал совершенствовать свое мастерство разделять и властвовать.
Например, для изгнания из города Даниленко В., который чувствовал себя относительно независимо, поскольку замыкался напрямую на руководство ОПГ «Сейлем» в Симферополе, был разыграна следующая «постанова»: в один из вечеров Юхненко домой на своем вишневом «Вольво-850», как уже было принято, подвозил Гера. Заехав во двор к Китайцу, пассажиры увидели, как в их сторону неизвестный молодой человек направил… автомат. Очевидцы рассказывали, что Гера за эти пару секунд чуть не выучил китайский язык.
Зато Юхненко был спокоен: в машину, в крыло, попала всего одна пуля (для последующей предъявы в качестве доказательства «покушения»), а все остальные ушли, куда и было указано, – поверх голов, в дом напротив.
Даниленко сразу «переехал» в Киев, и туда же вскоре тогдашний начальник ГАИ Евпатории Москвин Ю. перегнал ему взятый у руководителя «Сейлема» в кредит «Мерседес».
Таким образом, возле Юхненко остались две основные, между собой конкурирующие группы: Котляревского Н. и Беломызова А.
Все успокоились и принялись за свою «работу». После изгнания Даниленко к Беломызову отошел морпорт, где он на пару с Олегом Александровым («работал» еще с Даниленко) через «страховую компанию «Юниор-инсур» «страховал» дальнобойщиков от «случайных неожиданностей». Колян же занял офис Даниленко, что на улице Революции, 61 (в настоящее время паспортный стол Евпаторийского ГО), и перетащил туда всю свою бригаду.

Слева направо: Подгол, братья Гаркуши Борис и Михаил, Кучев Михаил в офисе Котляревского «фэкают» (ныне кабинет зам. начальника паспортного стола)

Слева направо: Подгол, братья Гаркуши Борис и Михаил, Кучев Михаил в офисе Котляревского «фэкают» (ныне кабинет зам. начальника паспортного стола)

Но Юхненко, доверяя своему звериному чутью, как уже упоминалось, отточенному в Москве на многочисленных проплаченных заказах, не мог успокоиться, зная о доверительных, товарищеских отношениях между Даниленко и оставшимся в порту, как наследство после него, Александровым Олегом.

«Этот агент звонит в Киев и докладывает о том, что здесь происходит! С ним надо кончать!», — не раз высказывал свое мнение о «предателе Александрове» Китаец.
Поскольку Беломызову поручать «решить вопрос» с Александровым было бы непростительно опрометчиво в силу существовавших между ними дружеских отношений («Ментам, даже бывшим, особой веры нет», — не раз высказывался вслух Китаец), Юхненко решил ответственное дело поручить Котляревскому.

Далі буде…


«Навалились гурьбой, стали руки вязать»

4 мая 2005 года, в перерыве расширенного совместного заседания правительства и актива Крыма по случаю встречи с президентом Украины В. Ющенко, я подошел к министру МВД Юрию Луценко и попросил его оказать необходимое содействие для объективной оценки совершенного в 1994 году, по имеющийся у меня информации, преступлении головой Евпатории Даниленко А.

Министр сказал, что ему об этом случае известно, и подозвал начальника УМВД Украины в Крыму генерала В.Хоменко: «Лутьева знаешь? Он передаст тебе материалы, надо разобраться и принять решение», а затем, повернувшись ко мне сказал: «Если не решит в течение месяца, – с материалами ко мне, в Киев».

На том и расстались. Уже в конце июня, 28 (вторник) ко мне в офис позвонил начальник горотдела милиции Ю.Сороковой и заверил, что генерал обязательно выполнит то, что обещал, и с тобой встретится: «В конце недели он будет в Евпатории, и вы увидитесь». Подумал: лучше позже, чем никогда. Зная о тесных отношениях местного милиционера и головы, не сомневался – Даниленко уже обо всем знает. Еще с первых чисел мая.

Читатель помнит, что с 18 ноября 2003г. в Апелляционном суде г. Севастополя началось слушание уголовного дела по «покушению» на Котляревского Н. Поскольку до выборов было еще далеко, а Лутьев был надежно зафиксирован подпиской о невыезде и «прикреплен» ментовско-прокурорской братвой к апелляционному суду, братва с милициянтами разбежались по своим делам, возникла проблема с доставкой свидетелей – процесс перешел в стадию вялотекущего, и теперь, зная, с какой скоростью в Севастополе рассматриваются уголовные дела, можно было гарантированно становиться в очередь на 4-5 лет.

Казалось бы, позиции сторон в процессе понятны и известны, материалы дела на столе и всеми изучены, осталось пройти скучную процедуру процесса.

Но все изменилось в один момент. 25 мая мне из Керчи в офис позвонил адвокат Виктор Овечкин: «Григорьевич, а ну посмотри на подписи Грачева и Венедиктова, понятых Збаровского и Гудзовского – они же подделаны. Сто процентов!».

Посмотрел-сравнил, точно — подписи явно «выполнены иным лицом», а не тем, чья фамилия указана рядом в документе. При этом один из документов, на котором имелась сомнительная подпись, на минуточку, оказался… заявлением Грачева на имя начальника УБОПа ГУ МВД Украины в АР Крым о совершении Лутьевым преступления – «предложении выполнить заказ на убийство «Коли-убийцы» – Котляревского»!

До сих пор сам удивляюсь, как, изучив на память все 14 томов уголовного дела, не обратил внимание на очевидный факт подделки подписей под самыми важными процессуальными документами. Просто не мог даже себе представить, что, фабрикуя уголовное дело по статьям, предусматривающим наказание вплоть до… пожизненного (а в иное время, до 1999 года, могли и просто расстрелять!), милициянты будут составлять документы и сами в них расписываться за своих подельников!

Уже 26 мая 2005г. мой адвокат в судебном заседании в присутствии «потерпевшего» Котляревского заявил ходатайство о назначении и проведении почерковедческой экспертизы. Колян все аккуратно записал на диктофон и сообщил в Симферополе своим партнерам-ментам: «Да ничего особенного не было. Только адвокат Лутьева заявил ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы – говорит, что вы там подделали подписи на документах, и указал, какие страницы дела».

Вот тут фабриковавшим дело ментам-подельникам и стало все понятно (Котляревскому не стали объяснять): дело приобретало совсем иной оборот, и «лодка, в которой они дружно гребли к обвинительному приговору Лутьеву и, конечно, к новым звездам на своих погонах, должностям, могла в любой момент перевернуться вверх дном и накрыть их на конкретные 12 лет».

Суд 26 мая отказал в назначении заявленного ходатайства и сделал перерыв до 30 июня 2005 года.

Уже 2 июня я прибыл с фотокопиями процессуальных документов с сомнительными подписями в НИЭКЦ при ГУ МВД Украины в АР Крым и, заплатив в кассу официально как частное лицо 150 гривен, передал указанные копии на исследование.

Как только начальник отдела получила из моих рук документы, бегло их просмотрев, заявила: «Могу категорически заявить, что подписи подделаны. Но в исследовании специалиста будет указано «вероятно», поскольку вы предоставили фотокопии. Вот если суд вынесет постановление о назначении экспертизы и к нам поступят оригиналы, то в экспертном заключении мы укажем на поддельность подписей в категорической форме!».

Получив исследование специалиста № 217 от 02.06.2005г., свидетельствующее о поддельности сомнительных подписей, я ожидал 30 июня, чтобы в судебном заседании заявить ходатайство о назначении полноценной экспертизы.

Но, как оказалось, не все участники процесса и стоящие за ним заинтересованные лица пребывали в таком спокойном состоянии.

Понятно, что голова Даниленко не мог ждать…

Также понятно было Ефимову, Венедиктову, Грачеву, что «птица счастья завтрашнего дня» неожиданно превратилась в дятла, который счастья не сулил и, наоборот, начал потихоньку и все сильнее постукивать по темени. В общем, настал момент, когда не имело значения, кто ты: член ОПГ или мент, борющийся с этим ОПГ, – единая цель выжить в этой ситуации и победить объединила и сплотила кажущихся оппонентов лучше всяких материальных стимулов.

Подельники понимали: если суд назначит экспертизу и она подтвердит поддельность подписей, в том числе и на самом первом заявлении о якобы поступившем заказе на убийство Котляревского, тогда дела нет – оно (дело) вообще не могло быть возбуждено 11 ноября 2002 года, и вся «работа» (а работы было проведено немало!) с ноября 1999 года по устранению Лутьева накрывается пустым медным тазом с одновременным открытием перспективного уголовного дела в отношении самих оборотней.

Снять угрозу развала дела и спасти их шкуры мог только «папа». Так окружение Миримского и Котляревского ласково называли и называют председателя Апелляционного суда АР Крым Тютюнника М. (в настоящее время в отставке).

Компании и тут повезло: когда вопрос касался Лутьева, «папу» вообще уговаривать не приходилось.

И, с одной стороны, Ефимов, Венедиктов, Грачев и их начальник в УБОПе Семкив, с другой — Миримский, Котляревский, сын Тютюнника Роман и, конечно, «папа», «победили» Лутьева.

Перед отъездом 29 июня (среда) в Севастополь мне позвонили осведомленные люди и сообщили: «Котляревский заявляет, что на этот раз Лутьев будет арестован! Ты не приходи в суд, скажи, например, что болеешь».

Поскольку Котляревский уже не менее 10 раз заявлял в суде в виде истерик ходатайства об изменении мне меры пресечения и суд ему отказывал в этом, я не поверил, что позиция суда изменилась, поскольку не давал к этому никаких поводов и оснований.

29 июня, прибыв с утра в Апелляционный суд Севастополя, я хотел встретиться с его председателем Погребняком, но последний, как только услышал мою фамилию, чуть не упал с лестницы и поспешил скрыться в своей приемной.

Стало понятно, что информация подтверждается.

Вечером позвонил адвокат и тоже сообщил о своих подозрениях, что «что-то затевается», и также предложил «заболеть».

Ночью, написав в адрес Уполномоченного ВР Украины по правам человека Н.Карпачевой, некоторым должностным лицам МВД, журналистам заявления, в которых изложил суть готовящейся реализации сговора между членами крымской ОПГ, убоповцами и их коррумпированными судьями по моей изоляции, утром, надев белую рубаху, направился в суд, по пути с центрального почтамта Севастополя, что на Большой Морской, отправив письма.

30 июня в зале судебного заседания обратил внимание на большое количество незнакомых мне граждан. Оказалось, это Колян нагнал «свидетелей», которые практически в один голос начали заявлять суду о том, что «Лутьев угрожал нам… 3 года назад», «2 года назад просил меня изменить показания» и тому подобное. На мои вопросы «Где вы живете, кто такие, почему до сих пор не обращались в милицию?» следовали однотипные ответы: «А зачем обращаться в милицию?». Особенно куражились бывшие участковые, а впоследствии одни из самых активных членов окружения убийцы Юхненко, братья Беломызовы. Вот в тот момент, глядя на Андрея Беломызова, увидел, как именно выглядит ссученный мент.

Сразу стало понятно, что братва подготовилась.

30 июня 2005 года Апелляционный суд г. Севастополя определил: меру пресечения Лутьеву изменить и взять под стражу в зале суда.

Мечта Даниленко, Котляревского, Миримского, Тютюнника и их окружения сбылась.

Вот так началась моя «командировка» длиной в 21 месяц.

Заявленные в тот же день мною и адвокатом ходатайства о назначении почерковедческой экспертизы с приложением указанного исследования специалиста-почерковеда и вызове как свидетеля с моей стороны начальника отдела почерковедческих экспертиз майора милиции Татьяны П-ко коллегией судей были, конечно, отклонены, как и все аналогичные… десятки ходатайств (63 ходатайства) о назначении почерковедческой экспертизы за все почти два года моего содержания под стражей.

В этот же день в знак протеста против ментовско-бандитско-судейского беспредела мною была объявлена бессрочная голодовка, которая продолжалась 49 дней (я пил только воду с добавлением сахара).

Описывать все события, происходившие в течение этого времени, не позволяет формат изложения, возможно, найду время и в деталях их опишу, думаю, будет не менее интересно, чем в «Бандитском Петербурге».

Было много встреч с неправдой, злостью, агрессивной подлостью и ненавистью – чай, не в санатории с передовиками производства пребывал, но были и встречи с нормальными, можно сказать, хорошими людьми. Но мимо одной брехни пройти не могу.

Пребывая еще на свободе, с начала 2005 года в суде Евпатории представлял интересы редактора «Обозрения крымских дел» Преображенской А. (Никитюк). Тогда на нее нападала известная своей непреодолимой тягой к местным базарам Вера Бурбела. Никогда не испытывавшая нехватки наличных средств, последняя наняла своми адвокатами бывшего зампрокурора Евпатории и опытного адвоката из юридической консультации.

К тому времени мне пришлось участвовать в сотнях судебных заседаний, и я интуитивно уже ощущал, как идет процесс. Оснований для оптимизма не было. А когда узнал, что со стороны истицы (дело было в апреле 2005г.) вечером лицу, рассматривавшему дело, были доставлены продукты с рынка, заявил ответчице: «В этой инстанции дело уже проиграли. В апелляции должны выиграть. Если нет, то в Верховном Суде – точно, потому что оснований для удовлетворения требований истицы нет!».

Суд первой инстанции, конечно, удовлетворил требования Бурбелы и обязал опубликовать опровержение тиражом 20.000 экземпляров и выплатить 45.000 грн. моральной компенсации. Вот так судиться с теткой с местного «черкизона».

8 мая и в День Победы, сроки поджимали, просидел в офисе, составляя апелляционную жалобу в интересах редактора. Составил. Отправил.

30 июня 2005г., за полчаса до своего ареста, позвонил из Севастополя Преображенской (на эту дату было назначено в Апелляционном суде АР Крым слушание дела по моей указанной апелляционной жалобе) и сказал, что в суде в Симферополе не буду по причине участия в суде в Севастополе и просил ходатайствовать об отложении дела, а если не получится, то в жалобе я все указал, и можно дело слушать без меня.

Апелляционный суд АР Крым полностью удовлетворил мою апелляционную жалобу – решение суда первой инстанции было отменено и постановлено новое решение об отказе Бурбеле в иске.

Об этом мне стало известно через несколько месяцев, в тюрьме.

Было приятно, что моя помощь оказалась не напрасной.

Каково же было мое разочарование, когда Преображенская вскоре в своей газете написала обо мне… брехню, а учитывая выбранный момент, еще и подлую!

В августе 2005 года последняя, со слов того же Котляревского, напечатала заметку, из которой следовало, что «Лутьев заявил ходатайство о назначении стационарной психиатрической экспертизы, и таким способом, если его признают невменяемым, может избежать ответственности за содеянное».

Воистину добро не может оставаться безнаказанным!

Но виноват сам: какого поведения, поступка ожидал от гражданки, которая газету сделала единственным своим источником добывания средств для похода в «Фуршет» и приобретения большого количества колбас жирных сортов? Будучи строителем по специальности, тетка и в журналистике использовала принципы, характерные для сезонных строителей-шабашников.

В настоящее время «журнализтка» пребывает в прекраснейших отношениях с Бурбелой, а о Котляревском или о Селиванове пишет «или хорошо и много, или никак» и, конечно, все это «исключительно с целью объективного обозрения творящихся вокруг дел».

Воспринять и оценить в то время «по достоинству» эту подлость мешало круглосуточное нахождение в окружении еще более аморальных лиц. Вот так думал – Алла Преображенская, а оказалась просто Н и к и т ю к!

Суд в Севастополе, зная, что я нахожусь в состоянии голодовки (милицейские осведомители в камере следили за мной круглосуточно и подтверждали руководству ИВС серьезность моих намерений), не мог уйти на 1,5 месяца в отпуск, и по этой причине необходимо было как-то выходить из сложившейся ситуации. И суд, несмотря на тот факт, что в материалах дела уже было заключение психиатрической экспертизы от 28.01.2003г., решил назначить еще и стационарную экспертизу, поместить для этого меня в больницу Симферополя, а самим уйти в очередные летние отпуска.

Я стоял на своем. И тогда ко мне обратились лица, игнорировать мнение которых я не мог и которые искренне переживали за меня. Мне пришлось заявить суду, что я возражаю о назначении экспертизы, поскольку в деле уже имеется заключение врачей, и что я психически здоров и готов активным участием в деле доказать свою невиновность, но, учитывая ходатайство адвоката и прибывших из Киева представителей Уполномоченного по правам человека, я оставляю вопрос о назначении экспертизы на усмотрение суда.

Определением суда от 15 августа 2005г. мне была назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, и я убыл в больницу Симферополя, а коллегия судей, вздохнув свободно, ушла в долгожданные отпуска.

Вот так. Весь сентябрь 2005 года я провел в закрытом медучреждении, где обследуются лица, обвиняемые в совершении преступлений, наказание за которые предусмотрено вплоть до высшей меры.

Для бывшей знакомой, ее спонсора Котляревского и им подобным привожу выписку из акта № 188 стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 28.09.2005г.:

«…Вину в инкриминируемых ему деяниях категорически отрицает. Обладает хорошей памятью, высоким интеллектом, устойчивым вниманием. Психотических расстройств не обнаруживает… Испытуемый выявляет широкий кругозор, склонность к анализу событий… Внешне выглядит спокойно. В общении с экспертами подчеркнуто вежлив. Тяготится пребыванием в отделении, объясняя это информационным голодом. Аккуратен, внимательно следит за своим внешним видом. Вся одежда в светлых тонах, включая светлые носки. Охотно беседует. Если тема разговора не касается инкриминируемых действий, может быть краток, лаконичен. Поведение носило правильный, упорядоченный характер, соответствовало ситуации… В период настоящего исследования Лутьев В.Г. обнаружил последовательное и логическое мышление, адекватность в эмоциональной и волевой сфере, сохранность мнестических и интеллектуальных возможностей… В отношении инкриминируемых действий занимает активную защитную позицию, понимает смысл предъявленных обвинений, хорошо ориентируется в материалах дела. Но трактует их как «фальсификация». Учитывая вышесказанное, экспертная комиссия приходит к ВЫВОДУ: Лутьев Владимир Григорьевич психически здоров. Лутьев Владимир Григорьевич мог и может осознавать свои действия и руководить ими, как во время инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время».

Председатель комиссии:

судебный психиатр высшей категории,

1 квалификационный класс: подпись Ф.И.О.

психиатр высшей категории: подпись Ф.И.О.».

печать

Риторический вопрос: смогут ли Никитюк и Котляревский, да и Бурбела пройти указанную экспертизу и получить такие выводы? Сомневаюсь.

Никитюк теряет сознание уже тогда, когда у нее сотрудники Евпаторийского ОГИС в квартире описывают стулья и советский телевизор «Горизонт». Котляревского и так никто не будет помещать на экспертизу, поскольку у него уже имеется постоянная (выданная бессрочно) справка о наличии тяжкого неизлечимого психического заболевания. Для Бурбелы это было бы сложным испытанием, но, допускаю, преодолимым (без комментирования возможных безрадостных для нее выводов), но всем известна страсть последней к различным казначейским билетам, полагаю, непреодолимой. И поскольку ТАМ деньги иметь не положено, а Вера спать не ляжет и не заснет, пока крепко не зажмет в кулаке купюру с президентом, то сам вопрос о возможности процедуры экспертизы повисает в воздухе.

Далее судебный фарс продолжился и закончился 12.06.2006г. обвинительным приговором с наказанием в виде восьми лет лишения свободы с конфискацией всего принадлежащего мне имущества.

Интересный момент. Когда 12 июля 2006 года меня вывели из ИВС, чтобы везти в суд на заслушивание приговора, первый раз охрана не применила наручники, и я шел рядом с офицером и охраной.

Уже садясь в машину, услышал вопрос сержанта старшему: «А чего без наручников?» и ответ на него офицера (это был и.о. начальника ИВС): «Да он сейчас домой пойдет!».

Как стало известно впоследствии, сначала судом рассматривался вопрос оправдательного приговора, но затем заинтересованные лица «убедили» суд, что «это» вообще недопустимо. Ни при каких обстоятельствах!

Во время зачитывания приговора в зале присутствовала жена Котляревского.

Обратил внимание на зеленый цвет лица оглашавшего приговор председательствующего по делу судьи Соловьева Е.

Законом было предусмотрено, что в течение 30 дней необходимо подать кассационную жалобу в Верховный Суд Украины. Что я и сделал в срок.

Иными словами, в 20-х числах августа суд обязан был направить материалы дела в Киев с моей жалобой на приговор. Суд не направлял дело в высшую инстанцию… до конца декабря 2006 года. И не направил бы, если бы я не обратился в Верховный Суд с жалобами.

Как стало позднее известно, братва тормозила отправку дела до тех пор, пока они не получат гарантий в Киеве, что обвинительный приговор останется без изменений.

После моих жалоб в суд высшей инстанции дело Киевом было истребовано.

Заинтересованные лица так и не смогли найти «рычаг» в суде высшей инстанции, хотя и Миримский суетился, и сам «папа» активно «интересовался», даже одного из руководителей Совета судей Украины подключили для получения необходимого им результата. Тщетно – деньги на ветер.

Но все же один результат братва получила: Лутьев был изолирован в период избирательной кампании 2006 года, а Миримский, Котляревский, Москвин и им подобные без проблем тогда же стали депутатами, а Даниленко — мэром Евпатории, и организованно, пуще прежнего продолжили свою деятельность.

15 марта 2007г. определением Верховного Суда Украины приговор был отменен, как незаконный, но при этом Суд не оправдал меня и не закрыл производство по делу, а направил дело в Апелляционный суд Николаевской области для рассмотрения по существу с самого начала.

Что ж, пришлось ехать в Николаев, снимать квартиру и в течение 13-ти месяцев доказывать свою невиновность в предъявленном обвинении.

Доказал.

Приговором апелляционного суда Николаевской области от 17 сентября 2008 года я полностью оправдан по всем пунктам предъявленных мне еще в 2002-2003 годах обвинений.

Определением Верховного Суда Украины от 25 декабря 2008 года оправдательный приговор оставлен без изменений.

При этом еще 11 декабря заместитель прокурора АР Крым, который в 2003 году утверждал обвинительное заключение и направлял дело в суд и в течение шести(!) лет через уполномоченных лиц поддерживавший обвинение и подавший кассационное представление на оправдательный приговор… отозвал свое представление, а та же прокурор, которая 15 марта 2007 года просила Верховный Суд оставить обвинительный приговор без изменений, прибыла в судебное заседание 25 декабря 2008 года и просила… оставить в законной силе оправдательный приговор Лутьеву.

Не могу не отметить, что доказать всю надуманность предъявленных обвинений и вообще выстоять в противостоянии с этой бандой мне удалось благодаря принципиальной позиции Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Нины Ивановны Карпачевой и коллектива этой институции.

Удивительная женщина: смелая, красивая, принципиальная и последовательная. Мне просто повезло.

Вот так, если изложить очень кратко, происходили события по декабрь 2008 года.

Чем же занимался Колян эти годы, «пристроив» Лутьева в суд?

Об этом читайте в «Однажды в Евпатории…»