28 сентября десять месяцев светлой памяти Шаповалова Владимира Дмитриевича

«ЗНАЕТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ!»

У Спортсмена душа поет

У Спортсмена душа поет

Нет слов. Какими словами можно передать те чувства, что испытываешь от самого осознания необратимости случившегося, в невозможности что-либо изменить, поправить. Десять месяцев.

Ещё каких-то десять месяцев назад Владимир Дмитриевич был жив, здоров и я знал, был уверен, что вот сейчас, подойдя к кассам автовокзала Евпатории или же Симферополя, увижу высокую, широкоплечую фигуру Спортсмена. Так называли его друзья. И он, завидев меня, улыбнётся своей широкой доброй улыбкой на румяном лице, помашет мне рукой: «Григорьич, привет!» И я уже знал, что мы будем ехать вместе. Не важно, что ещё минуту назад, до встречи, он думал набирать пассажиров на Севастополь. Мне надо было добираться до Симферополя, и он вёз меня в Симферополь. Мы ехали вдвоём, даже если у меня не хватало денег оплатить всю машину.

Вспоминаю свою первую встречу с Владимиром Дмитриевичем. Январь 2003 года, автовокзал Евпатории. Стою в ожидании машины на Симферополь. Подходит высокий седой мужчина в чёрном кожаном плаще и вежливо интересуется направлением движения. Кто вынужден обращаться к услугам таксистов, тот знает, что следующим вопросом будет «Сколько платите?»

Это особенно раздражает, учитывая, что летняя и зимняя такса обеим сторонам известна заранее, но желание водителей поймать удачу в лице случайного пассажира и завысить стоимость услуги настолько непреодолимо у некоторых водителей, что, услышав назойливый вопрос, просто отворачиваешься или отвечаешь «Не еду!» В тот раз, предвидя этот вопрос заранее, что-то ответил отрицательное. Мужчина отошел к группе водителей. Как вдруг, резко повернувшись, опять направился в мою сторону. «Скажите, так Вы Лутьев?». Так, думаю, вот и «слава пришла»уже первый встречный незнакомец знает твою фамилию. Сейчас, думаю, начнутся очередные восторженно-любопытные вопросы-расспросы и выражение дежурными фразами сочувствия.

Я люблю тебя, жизнь

Я люблю тебя, жизнь

Но, во взгляде незнакомца было что-то, что не позволило мне его оборвать. «Владимир Григорьевич, я так много о вас слышал! Я давно хотел с вами встретиться, а ребята говорят, так это и есть тот Лутьев! Вам в Симферополь? Мы сейчас с вами поедем!» И незнакомец кивнул на припаркованный серебристый «Запорожец» последней модели. Представив, как буду складываться с больной ногой в этой машине, хотел уже было поблагодарить и вежливо отказаться, но водитель выражал такое гостеприимство, его румяное лицо излучало такое неподдельное радушие, что отказаться означало обидеть человека, и я сел в машину.

В разговоре дорогой выяснилось, что мы, будучи лично друг с другом незнакомыми, все эти годы одновременно вынужденно общались со всеми этими шубами-доброрезами и сволочью из их прокурорского окружения. До этой встречи, до того как я узнал, что пришлось пережить, через что пришлось пройти Владимиру Дмитриевичу, его семье, мне казалось, что я один в течение семи лет потерпевшим противостою этой кодле в лампасах и обслуживающей её интересы стае. Слушая взволнованный рассказ отца, сам отец дочери, думал, имеется ли предел цинизму, подлости у государевых лиц, чтобы вот так, в течение пяти лет наблюдая за кровоточащей раной отца, продолжать издеваться над человеком! Ведь не надо иметь юридического образования, чтобы понимать, что не за просто так подонки, совершившие тяжкое преступление и объявленные в розыск, спокойно торговали на Центральном рынке, буквально в двухстах метрах от прокуратуры Крыма!

Уже находясь в розыске, прийти к отцу в то время, когда его дочь ещё находилась в больнице, и предложить 5.000 долларов отступных за дочь в уверенности, что отец возьмёт, а «не возьмёшьпрокурору отдадим. Всё равно уладим!» это выдержит, сдержится не каждый!

Владимир Дмитриевич сдержался, не сорвался в желании искалечить подонков, успокаивая себя«Есть закон! В конце-концов, у прокуроров ведь тоже дети есть, и они представят себя на его месте!»

Это было в 1998 году. Пройдя за пять лет все круги ада, направив во всевозможные инстанции десятки жалоб на прокурора Железнодорожного района Симферополя Романюка В., который уже при каждой встрече открыто заявлял отцу-жалобщику «Будешь жаловатьсяпосажу!», и, поняв окончательно, что в этой стране, с выстроенной в течение 13 лет системой круговой поруки, закон не действуетвсё отдано на откуп и усмотрение местных ставленников; что на

их столах лежат не УПК, УК и другие кодексы независимой (от справедливости?) Украины, а калькуляторы, на которых, по-видимому, подсчитывается целесообразность вынесения того или иного решения, Владимир Дмитриевич пришел в отчаяние.

То, что все его жалобы в Генеральную прокуратуру, Администрацию Президента, грубо нарушая требование статьи 7 Закона Украины «Об обращении граждан», возвращались сидящими там «почтальонами» назад, в прокуратуру Крыма с формальными резолюциями «проверить доводы и сообщить заявителю» и каждый раз попадали в руки жены прокурора Романюка, зарабатывающей себе на жизнь в должности помощника прокурора АР Крым сначала Шубы В., а затем Доброреза А., дополнительно травмировало отца.

Действительно, сложилась безвыходная ситуациякуда ни обращайся за помощью, твоё законное возмущение преступным бездействием всё равно вернётся на «рассмотрение» в семью прокуроров Романюков!

При этом этот мужественный человек постоянно, в течение года нашего общения, высказывал опасения за меня и просил меня быть осторожным: «Григорьич, будь осторожен -это негодяи, они в СИСТЕМЕ и они ни перед чем не остановятся!»

Вспомнилось, как в одну из наших поездок летом 2003 года Владимир

Дмитриевич, в общем-то как и я очень спокойно относившийся к каким-либо религиозным конфессиям, рассказал о произошедшем с ним в реальности случае и, как мне показалось, заставившем его задуматься о возможно таком существующем мистическом понятии, как рок.

В военном 43-м, его, шестилетнего пацана, гулявшего со сверстниками на ул. Пушкина в оккупированном немцами Симферополе, в буквальном смысле слова преследовал полицай по имени Эльвис. Последний, завидя Вовчика в стайке ребятни, именно его выделял и каждый раз пытался ударить прикладом своего карабина. В общем, пройти мимо этого Эльвиса именно Вовчику было невозможно. Всё ещё осложнялось тем обстоятельством, что этот полицай постоянно патрулировал с напарником именно по улице Пушкина и именно по этой же улице пролегал ежедневный маршрут Вовчика. Казалось бы, неразрешимая проблема была разрешена совершенно неожиданным способом пацан заметил, что как только на улице появлялись немецкие офицеры, полицай делал вид, что не замечает мальчишку. Так и передвигался Вовчик по Пушкинской, пристроившись занемецкими офицерами. Такое не забывается!

«Сейчас 2003 год. Прошло 50 лет! Мог ли я себе в самом кошмарном сне представить, что через полвека, из моего военного детства, в моей жизни и жизни моей дочери вновь появитсяЭльвис, только уже в роли насильника и убийцы?!»восклицал отец. Я не нашел что ответить ему.

Вечером 28 ноября 2003 года, услышав, от работника прокуратуры Евпатории «В Симферополе взорвали прокурора Железнодорожного района», тут же про себя отметил: «Того самого, что издевался над семьёй Владимира Дмитриевича». Уже в совсем позднее время того же дня — звонок знакомого журналиста Марка Пурима: «Слышал в Симферополе мужик взорвал прокурора? Говорят, пять лет над ним и его семьей издевались и прокурор, и преступники. Вот и не выдержал, надел чистую рубаху, пришел в прокуратуру и, выгнав секретаршу, взорвал себя и прокурора». Сердце оборвалось. Он! Меня успокаивал. А сам не выдержал.

Позвонил знакомой Татьяне, с которой не раз ездили с Владимиром Дмитриевичем в Симферополь. Шок. «Не может быть! Он же сам тебя просил быть спокойнее и сдержаннее! Это же надо, такой спокойный, уравновешенный, рассудительный, и не выдержал! Сволочи!»

Подбираешь слова, и нет слов.

Сознание отказывается воспринимать реальность, то, что тебе уже никогда не встретить этого человека, не увидеть его добрую бесхитростную улыбку, ощутить крепкое мужское рукопожатие.

Всё осталось, как и былотот же вокзал, те же лица таксистов и снующий поток пассажиров, так же отбивает время симферопольский «Биг-Бен» («то же небо, тот же воздух и та же вода »), нобез Спортсмена.

Разум отказывается понимать, как это вообще возможно, чтобы в стране декларирующей демократические принципы, прописавшей в своей Конституции «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства», медленно, годами издеваясь, довести одного из лучших своих граждан до состояния, когда человек осознаёт: всё, защиты ждать неоткуда, и он полностью беззащитен перед подлостью; что государство — это большой корабль, проплывающий

где-то там, в стороне, с праздничными светящимися цветными иллюминаторами, нарядным капитаном с послушной исполнительной командой и конечно, традиционными крысами, а ты здесь, в кромешной темноте и в дырявой шлюпке один, и уже нет никаких сил вычерпывать воду и помощи ждать неоткуда.

Чего стоят государство с его независимостью (от своих граждан?), его декларативная Конституция, риторика Президента-гаранта и десятки тысяч назначенных им и его подчинёнными исполнителей, в чём смысл всех этих институтов и всего этого действа, если один из лучших сынов своего народа вынужден, спасая честь свою и своей семьи, надеть чистую белую рубаху и, оставив записку родным, среди белого дня в центре города, словно оккупированного захватчиками, буквально пойти в последний бой с представителем тщательно отлаженной СИСТЕМЫ и взорвать себя, как в 41-м, вместе с одним из продуктов этой СИСТЕМЫ.

Известно, случиться всё что угодно может только в хаосе.

В СИСТЕМЕ случайностей и сбоев не бывает, что и подтвердили пять лет издевательств над семьёй человека. Уверен, с единственной дочерью папы - Президента такое случиться не могло. В принципе.

В течение этих месяцев думал, можно ли было Владимиру Дмитриевичу поступить как-нибудь иначе: и негодяев наказать, и самому остаться в живых? Нет, на другое пойти, скажем, на то, чтобы набить подлецу морду в тёмном подъезде, Спортсмен не пошел бы. Да и что бы это изменило? Ничего, кроме возбуждения еще одного уголовного дела уже в отношении самого Владимира Дмитриевича. Действительно, где выход? И жить дальше с нанесённым оскорблением абсолютно невозможно. А государство в лице негодяя, обязанного как раз по службе следить за соблюдением закона и при этом отстаивать интересы граждан (!!!), ещё и угрожает тебе!

И я понялв этой ситуации взрывал он не прокурора Мартынюка, а скорее всю подлую и гнилую СИСТЕМУ, характерно представленную в лице последнего! Своим поступком Владимир Дмитриевич словно показал другим системным подлецам: «Я вас и вашу подлую и трусливую власть не боюсь - я вас презираю!»

Отомстил за честь свою и своей семьи.

Ушел осознанно, достойно. Светлым и чистым.

Только сейчас, со временем, осознаёшь, с каким цельным, гордым Человеком случилось встретиться.

…1 декабря 2003 года СИСТЕМА отмечала свой праздникДень прокуратуры, и поэтому похоронили Владимира Дмитриевича 2 декабря, во вторник. Сотни машин провожали Спортсмена сигналами в последний путь. За два часа до этого на той же аллее в присутствии нескольких десятков представителей СИСТЕМЫ без выстрелов и других обычных почестей закопали Мартынюка.

А через неделю после гибели Владимира Дмитриевича суд Киевского района г.Симферополя оперативно заочно осудил подонков к 6-ти годам лишения свободы каждого, и органы МВД объявили их в розыск, поскольку последние, бросив свои торговые места на Центральном рынке, скрылись. Уверен, пройдёт время и жители Симферополя, Крыма осмыслят, что же произошло в их жизни после случившегося, и воздадут должное Чести, Достоинству и Мужеству жившего рядом с ними Человека! И назовут улицу города его именем.

Слава Украине! Вечная слава героям! Позор бесчеловечной СИСТЕМЕ!

КОТЛЯРЕВСКИЙ ОРГАНИЗОВАННО В СОСТАВЕ ГРУППЫ СУДЕЙ ЕВПАТОРИЙСКОГО СУДА ПРОДОЛЖАЕТ «БОМБИТЬ» БЮДЖЕТ

Уважаемый читатель, ты держишь в руках очередной выпуск «ЕН», можно с уверенностью сказать, самой «дорогой» газеты на постсоветском пространствеза 2 года судами различных инстанций с редакции и меня, как автора материалов, было взыскано… 1.470.000 один миллион четыреста тысяч гривен!

Но и этого заинтересованным лицам показалось недостаточно, и ЗАО «Крымсоюзпечать» ввиду «возникших у нашего предприятия больших проблем из-за вашей газеты» отказало в продлении договора на распространение «ЕН» через свою. сеть.

Надуманные иски в суд о защите чести(?), достоинства(?), деловой репутации(?) и возмещении морального(?) вреда, якобы нарушенных мною и редакцией, подавались все тем же одиозным Котляревским, а также его окружением, в том числе Шевкоплясом С., Колесником Н. и другими. На сегодня все решения суда Евпатории и Апелляционного суда АР Крым о взыскании с меня и редакции газеты в пользу указанных лиц, несмотря на действия заинтересованных лиц, в том числе и из числа должностных лиц Апелляционного суда АР Крым, отменены Верховным Судом Украины как незаконные. Да, читатель, так получается, что в Крыму рассчитывать на объективное рассмотрение дела незаинтересованным судом становится все проблематичнее, а в случае, если твоим оппонентом является подобное Котляревскому, то и вовсе невозможно. Полагаю, последний уяснил для себя, что ему гораздо проще и быстрее «объяснить» кому-либо из судей, единолично рассматривающих будь то уголовное дело (судья Дячок В.А.) или же гражданские дела (судьи Захарова И.А., Абзатова Г.Г.), что он, например, «не есть бандит» и прошлое его омрачено исключительно лишь «беспределом со стороны «непорядочных» сотрудников милиции», чем, скажем, объяснить это жителям Евпатории, у некоторых из которых до сих пор на теле имеются шрамы от бит, не говоря уже о родственниках убитых Ю. Чепурко, В. Дорошенко и др. Да и слушать, думаю, его никто не будет. Это даже не смешно. И Котляревский об этом прекрасно знает.

Из представленных материалов, которых вы никогда не найдете на страницах «Евпаторийской здравницы», «Крымского времени», да и любой другой газеты полуострова, полагаю, станет понятно, почему такое стало возможным.

Связанные с указанными надуманными исками, мои походы в суды отобрали у меня много времени, сил и, соответственно, возможности уделить фигурантам моих материалов столько времени, сколько они заслуживают.

Но я старался.

Пройдя за 7 лет с помощью СИСТЕМЫ весь «круг большого кровообращения», я понял, как, собственно, эта СИСТЕМА устроена, из кого и чего она состоит, чем подпитывается и, самое главное, насколько СИСТЕМА глубоко запустила свои «щупальца» в нашу повседневность, какое влияние оказывает на нас и нашу жизнь. Эти годы и время лишь подтвердили мое мнение, что котляревские, населенко и им подобные сами по себе абсолютно ничего собой не представляют -они «гуляют» ровно «на столько», на сколько им позволяют, и все связанное с их действиями является, по сути, лишь вопросом надлежащего исполнения своих прямых должностных обязанностей всего одним участковым и честным судьей. Теперь я знаю, что, выясняя отношения (не личные!) с городским головой Даниленко А. и его коррумпированным окружением, я фактически столько же лет выясняю и отношения с «Колей-убийцей» и «папой вора», их прокурорами и ментами. И наоборот.

Выясняя отношения (не личные!) с Даниленко-Котляревским-Населенко-Буреем-Селивановым-Великим и иже с ними, я рано или поздно вынужден выяснять отношения с неинтересными мне известным Миримским Л., с председателем суда Евпатории Билеем В. и как следствие затем и с председателем апелляционного суда АР Крым Тютюнником М. Удивительно то, что они все такие разные, и тем не менее они вместе! Всегда! Даже если при этом и незнакомы друг с другом. Что делать? Как устранить влияние указанных лиц и им подобным на нас, нашу жизнь. ДуматьПОРА думать! Время еще есть. До 31 октября.

Если мы пытаемся вытащить что-нибудь одно, оказывается, что оно связано со всем остальным

Закон Муира (из серии «Законы Мерфи»)

В номерах 15(17) за 12 июля 2002 года и 1(19) за 16 июля 2003 года мы уже писали, как судья местного суда Евпатории Иван Безвуляк с Котляревским Н.Н., известным правоохранительным органам Крыма под блатной кличкой «Коля-убийца», 21 июня 2002 года и 7 марта 2003 года взыскивали с Государственного бюджета Украины 900.000 и 728.900 гривен соответственно, за якобы причинённый последнему государством Украина моральный вред.

Интерес вызывает то обстоятельство, что 900.000 Безвуляк взыскал и Колян получил за то, что последний 15 месяцев и 3 дня находился в тюрьме. А 728.900 гривен Безвуляк недолго думая взыскал за то, что (юристам это читать невозможно) в отношении Коляна было возбуждено уголовное дело! Вот так. При этом Безвуляк никак не объяснил в решенииа как бы его партнер оказался арестованным и содержался в тюрьме, если бы не было возбуждено само уголовное дело?!

В общем, примерно, получается по Безвуляку следующеесначала взыскиваем и получаем за то, что товарищ, скажем, попал под дождь и промок. Тратим.

Затем взыскиваем и получаем за то, что, … так-так-таквот, нунапример, ага, вотза то, что этот дождь былмокрый. Тратим. Далее, примерно так, до бесконечности.

При этом докладчик по делу в апелляционной инстанции судья Кателин В. так спешил исполнизготовить само определение суда, что, обосновывая размер якобы причиненного морального вреда Котляревскому, указал в нем: «был изолирован (Котляревский Н. — авт.) от общества (полагаю, это было самое безопасное время для евпаторийцев - авт.) был лишен возможности жить неполноценной жизнью». Судья Кателин (читатель еще не раз встретится с этим «солдатом» юстиции на наших страницах- авт.), сам того не ведая лишний, раз скрепил силой законного судебного решения точное определение всей жизни Котляревского.

Видя, как безнаказанно дербанит бюджет сынок, и его папа с мамой, побросав на наёмных работников хлев и свиней, прямо в вымазанных навозом сапогах наперегонки бросились в суд Евпатории.

Суть претензий последних к государству состояла в том, что во время ареста сыновей с их подельниками правоохранительные органы поставили на штрафную площадку ГАИ более 10 автомобилей членов группировки. А затем, разбираясь с заявлениями многочисленных потерпевших по уголовному делу, постепенно возвращали гражданам их имущество. Таким образом, несколько месяцев под арестом находились «Жигули» ВАЗ-21099 белого цвета, за рулем которых в течение нескольких лет по городу разъезжал их сын Котляревский Николай со своими пацанами. В суде мама и папа хором в два горла заявили, что именно этой машины им как раз и не хватало для подвозки комбикорма свиньям и «из-за этого они потеряли сон, аппетит и здоровье». На замечания представителя казначейства на тот факт, что для этих нужд милиция им предоставила возможность пользоваться одним из множества автомобилей, родители хором заявили: «Ну и что? А нам надо было возить именно на этих белых «Жигулях»! И добавили что-то типасвиньи плохо набирали в весе, так как тоже привыкли, что пойло им подвозят именно на этих девяносто девятых «Жигулях» с чёрными стёклами. Сделав перерыв не в связи с заявленным ходатайством представителя прокуратуры об истребовании дела из архива суда (находится в двух шагах от кабинета Шиловой), а для того, чтобы родители Коляна съездили аж в село Суворово за 15 километров, судья Шилова, накинув на плечи шубу, чуть ли не бегом по скользкому асфальту направилась в другой подъезд здания судаправильно, в кабинет председателя Билея В. И конечно, не для того, что-бы доложить последнему, что в процессе присутствует Лутьев, а депутата Родивилова она правомерно не пустила на порог, так как он опоздал (в процессе должен быть порядок!), и не для того, чтобы, значит, согласовать «позиции и сумму», а исключительно чтобы попить чаю и согреться.

17 января 2003 года судья Елена Шилова подсчитала размер «моральных страданий и попорченного здоровья» родителей Котляревского за нахождение на штрафной площадке «Жигулей» стоимостью, в лучшем случае, в 10-12 тысяч гривен, и получилось как разна 180.000 гривен, которые и были оперативно при помощи сына получены папой и мамой в Киеве.

На сегодня общий счёт «игры в одни ворота» составляет: 1.808.900 гривен с государства Украина в пользу только семейства Котляревского, что составляет 341.301 долларов США.

Немного передохнув от таскания мешков с деньгами, Колян 23 апреля с.г. снова, вскочив в джип, понесся в суд. Правильно, читатель, на встречу с судьёй Безвуляком.

И, как и ранее, не просто так, а «конкретнона результат». В этот раз судья Безвуляк, конечно, как и ранее, не от себя лично, а исключительно действуя от имени и в интересах Украины, определил этой самой Украине заплатить в очередной раз Коляну всего-то навсего каких-то 150.000 гривен (в этом случае сумма настолько незначительна, что упоминать о ней как-то даже неловко).

После указанной, ставшей традиционной, встречи со своим товарищем Ваней Колян, чтобы справиться с переполнявшими его чувствами, отпустил водителя, а сам без охраны (?!) решил пройтись по набережнойв очередной раз унять приятно накатившее волнение и подойти к работающим на реконструкции его офиса работягам уже спокойным и вновь способным делить и умножать в уме.

Если читатель, подсчитав полученные семьёй Коляна в течение короткого промежутка времени из бюджета деньги, возмутился и начал бегать по квартире, вслух громко с соответствующими моменту выражениями упоминать последнего, а также его маму-папу, Билея и других участников действа, попрошу успокоиться и читать дальше. Всего за период 20022003 гг. Котляревскому и ему подобным в соответствии с решениями судей Евпаторийского суда Безвуляка И., Шиловой Е., Кротовой Л. предписано получить из бюджета (и получено) более7.000.000 гривен, из которых без малого 6.000.000 уже безвозвратно выплачены, что составляет 1.132.075 долларов США!

В этот раз мы попробуем более подробно описать происходящее в местном суде с указанием всех основных фигурантов, пройти с тобой, читатель, за ними «след в след» всю цепочку и вместе определить заинтересованных в произошедшем лиц, в том числе и не входящих в штат суда Евпатории.

«Героям» нашей публикации было известно о том, что редакция располагает материалами об их противоправной деятельности, и то, что часть материалов мы передали в соответствующие органы.

Появившаяся в газете «Крымское время», 91 от 22 мая 2004 г., в разделе «Домашний адвокат»(?) статья «Николай Котляревский: «У Лутьева остался один выходскрыться перед оглашением приговора» лишний раз убедила меня, что редакцией направление выбрано верное.

Увидев в газете милое его маме с характерной ухмыляющейся улыбкой лицо Котляревского образца 1998 года в состоянии после контрольного выстрела в голову в бандитской разборке, с выставленным на всеобщее обозрение остатком правого уха, а в конце «интервью» подпись автора«Алексей Неживой», тут же помимо воли живо представил себе ночной погост, покосившиеся от времени некрашеные могильные кресты, буквально физически ощутил неприятный холодок кладбищенского склепа, и откуда-то из памяти студенческой молодости вдруг всплыл «неубиваемый» и неповторимый стойкий запах секционного зала кафедры судебно-медицинской экспертизы, издаваемый лежащими на столах раздутыми трупными газами телами. Б-р-р-р! Мама, я хочу домой!

Конечно, сразу догадался, что «Коля-убийца» и Неживой, очень похожий на журналюгу, на душевную беседу собрались сами, и последний подготовил интервью по своей и чисто Коляна инициативе, то есть без указания на то и согласия Миримского, не менее, чем его товарищ Котляревский, известного правоохранительным органам Украины и Крыма и, конечно, никакого отношения не имеющий к газете «Крымское время».

Украина криминальная

Украина криминальная 3

Чтобы не возвращаться (в этом номере) к Миримскому, ничем по своим жизненной философии и примитивным запросам не отличающегося от своего товарища Котляревского и столь же неинтересным, как и последний, специально для него публикуем отрывки из книги «Украина криминальная-3», документальная хроникаДонецк: издательство «Донеччина», 2003г. Из главы «Клятва генерала», стр. 174, в которой речь идёт об убийстве 25 ноября 1996 года в г.Симферополе начальника крымского УБОПа полковника милиции Зверева Н.И.: «Вспоминает генерал-полковник милиции Михаил Корниенко, ныне -первый заместитель министра внутренних дел Украины, а в то времяначальник Главного управления МВД Украины в Автономной Республике Крым: «Потом состоялись его похороны (Зверева Н.И. — авт.), и на похороны приехали, кстати, все начальники УБОПов областей. Я когда произносил траурную речь, то сказал: «Прости, Николай, что мы тебя не уберегли! Мы раскроем это преступление и найдём убийц!» И действительномы это сделали в течение месяцаНо опять-таки было давление со стороны, народных депутатов. Подключали их для того, чтобы не восторжествовало правосудие, чтобы не состоялось судебного процесса. Но он состоялсяИ, конечно, есть главный заказчик, оставшийся, к сожалению, «за кадром» на этом судебном процессе. Там возникало очень много вопросов, и я думаю, что на них еще будут даны ответы. Надеюсь, что это произойдёт, пусть и несколько позже».

Слово Захарию Мокрогузу, начальнику городского отдела УБОП ГУ МВД Украины в Крыму (стр.183): «Скажу как человек и как опер (я в строю с 1985 года, и у меня всё это было на глазах), что Агранов, такое моё мнение, непосредственное участие в этом всем принимали не как заказчик, а как исполнитель тоже. К сожалению, по приговору это не прошло. Почему не смогли ему это доказатьдругой вопрос. Но то, что ещё один человек не оказался на скамье подсудимых рядом с Аграновым, с Башкевичем и прочими, при том, что ему там было самое местоэто тоже есть факт. Опять-таки, если кто-то хочет сказать, что мы его не знаем, то это не такмы его знаем. И хочу сказать, что рано или поздно, но этот человек окажется на скамье подсудимых, и мы вернёмся ещё к приговору, и ему придётся за это отвечать».

О том, как было на самом деле, вспоминает Николай Вдовенко, в 1996 годузаместитель начальника Управления внутренней безопасности ГУ МВД Украины в АР Крым, а ныненачальник управления Департамента безопасности Крымского отделения Приватбанка (стр. 184): «Я в то время работал зам. на­чальника управления внутренней безопасности и непосредственно занимался этим делом. Мы начали анализировать всю полученную информацию и среди прочей ту, что есть небольшая группа «малолеток», которая относилась к группировке «Башмаков», в которой непосредственно участвовал Агранов и которая замыкалась на М… (нынешний, и в то время уже депутат Верховной Рады)… Раскрывать это дело было тяжело, потому что везде шло очень сильное противодействие, и со стороны прокуратуры давление было, и всё ставилось под сомнение».

Вспоминает Николай Агеев, бывший начальник УБОПа, впоследствии, во время гибели Николая Зверева, начальник Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУ МВД Украины в Крыму, нынезаместитель министра Совета Министров Автономной Республики Крым: «Идут годы, и жжет огнём тех, кто стоял вечером 25 ноября 1996 года над телом убитого товарища, сознание горькой правдычто, глядишь, и выйдут на свободу досрочно те, кто убивал (а слухи о том. что Агранова уже «откупили», заплатив по пять тысяч долларов за каждый не отсиженный год, уже этим летом вовсю ходили по Симферополю и, как знать, — ложные ли слухи), а главное - что продолжает наслаждаться жизнью и, притом, заниматься «законотворчеством на благо Украины» главный заказчик убийства

Впрочем, есть то, что оставляет надежду на финал, пусть не счастливый (ему в этой истории уж никак не быть), но справедливый. Младший сын Николая ЗвереваАлександр стал курсантом. Лицея при Национальной академии внутренних дел Украины. Тем, кто сумел убить полковника Зверева, никогда не удастся ни уничтожить его дух, ни то дело, которому служил он, а будет служитьего сын. И как знать, может быть, спустя годы именно Александр Зверев наденет наручники на того, кто подписал смертный приговор его отцу?!»

Мы не сомневаемся, что именно так это и случится -защёлкнуть наручники на жирных запястьях главного заказчика убийства отца коллеги предоставят его сыну Александру.

А пока успокою и Котляревского и Миримского (Неживой и так не особо переживает, поскольку у него ничего личного к Лутьевутолько зарплата за «работу»): я не намерен куда-либо перемещаться и даю партнёрам слово, что обязательно буду присутствовать на всех судебных процессах и, конечно, буду находиться недалеко от них, даже рядом, в одном с ними помещении суда при вынесении обвинительных приговоров по делам об убийствах: начальника УБОПа МВД Крыма полковника милиции Зверева Н., евпаторийцев Чепурко Ю., Дорошенко В., а также граждан известных, как «Гадюка», «Куцый», «Седой» и других. Обещаю, друзья, подробно осветить эти процессы на страницах газеты.

Итак, в чем же кроется основная причина переживаний Котляревского и его товарищей?

Чтобы читателю было понятно, каким образом стало возможным Котляревскому в суде Евпатории создать группу, и не простую, а организованную, с четким распределением ролей и функций, нам, читатель, вновь придётся вернуться к событиям предвыборного 2001 года.

19.09.2000г. Котляревский, стоял в зале судебного заседания 104 Апелляционного суда АР Крым и с рассеянным видом слушал судью Дячок В., оглашавшую прогнозируемый обвинительный приговор Коляну и его подельнику Шевкоплясу с «условием» (в отличие от других обвиняемых). Из приговора следовало, что Котляревский никакого отношения не имел «к организации преступной группы с целью совершения различных преступлений, в том числе и связанных с вымогательством индивидуального имущества граждан, и которая действовала на территории г.Евпатории на протяжении многих лет». Слушая обвинительный приговор, Колян мысленно был уже далеко - думал о предстоящих выборах, а поскольку по своему, маминому, папиному, тестя и жены убеждениям, он давно вырос из должности депутата Крыма и его место, конечно, не возле тюремной параши «за грою в півника з неголеним вбивцею», а в самой Верховной Раде Украины, возле такого же, как и он «будівника незалежної України» депутата Миримского, и Коляну необходимо было решить самую важную для себя проблему денег. Выборы — дорогая игрушка. Без денег попробуй донести избирателям, в том числе и тем, кто проходил свидетелем и потерпевшим по твоему уголовному делу, какой ты «белый и пушистый», «як граєш з мамою в котика та білочку».

Решение проблемы было найдено.

Вспомним, читатель, то время. 2001 год. Котляревский, выжидая срок в один год с целью последующей невозможности отмены устраивающего его обвинительного приговора, потихоньку начал посещать заседания сессий и вновь тесно общаться со своим близким товарищем Юрием Корниловым, бывшим к тому времени уже заместителем Председателя Верховной Рады Крыма.

Осведомленные источники в Фонде имущества АР Крым утверждают, что инициатива в назначении на должность председателя правления ОАО «Евпаторийский мясокомбинат» некоего жителя Евпатории Матушина Владимира Геннадьевича, 1968 г.р., знавшего к тому же Котляревского, исходила как раз из «пентагона» - здания Верховной Рады Крыма.

За кого же хлопотали высокие должностные лица? И почему вдруг возникла кандидатура именно этого гражданина, а не, скажем, кого-то из известных в городе специалистов колбасного дела? Пройдет совсем немного времени, и станет понятно, что этот самый Матушин понятия не имеет о производстве колбасы и занятие этим полезным делом в его планы, в общем-то, и не входило (если кому-то из читателей удалось откушать колбасы «от Матушина», просим поделиться с редакцией полученными впечатлениями). Зато последний уже имеет практический опыт и представление сколько, например, стоит тонна чёрного металла, и все его последующие действия после назначения на указанную руководящую должность перевели суждения в категорию убеждения: целью прихода Матушина была не поэзия по поднятию производства, а банальная проза освоение презренного металла. Цели и мечты для того и существуют, чтобы осуществляться.

Намеченный план надо реализовывать.

И потянулись через проходную мясокомбината с регулярностью поездов метрополитена доверху груженные металлоломом КамАЗы. Да, то, что ещё недавно являлось технологическим оборудованием и являлось государственной собственностью, срезалось сварочными аппаратами, грузилось на машины и вывозилось на пункты приёма металлолома (по некоторым данным, прямо в морпорт для погрузки на корабль). «Работа» шла спороднём и ночью. Как и во всяком масштабном деле, не обошлось без небольших потерьработающий на разрезке оборудования сварщик погиб, задохнувшись от ядовитых паров. «Ну, что поделаешь? Это же производство, и на нем, производстве, все может случиться».

Читатель слышал об этой гибели человека на «производстве»? Нет? А о возбужденном в связи с этим фактом уголовном деле, установлении виновных в гибели человека должностных лицах и привлечении их к уголовной ответственности? Тоже нет? А зачем, собственно, любопытным что-то знать? И в мирное время на производстве всякое может случиться. Тем более на таком

Читатель возмутится -это же надо: мало того, что срезают и вывозят на продажу оборудование, так ещё и через трупы, где милиция и куда она смотрит?! Успокоим читателя милиция как всегда на месте, на улице Пушкина, 3, и в курсе происходящего. После гибели рабочего наконец-то евпаторийские милициянты обратили своё внимание на резво снующие туда-сюда через проходную мясокомбината машины с металлом. И остановили промысел, задержав и опечатав на проходной одну из машин. Движение замерло, но ненадолго. В то время мне уже было известно, что возле задержанной машины крутится майор Нижник О. Да, тот самый, подчинённый начальника Евпаторийского ОБОПа Туйсузова. Как бывший обэхээсник, Нижник и в настоящее время курирует в шестом отделе «хозяйственный» блок, и ему хорошо был известен порядок обращения с различными грузами. И в этом случае Нижник подтвердил своё реномебыстро «разобрался» что к чему имашины с металлом ещё быстрее начали сновать через проходную, навёрстывая вынужденный простой. Вот так состоялось знакомство «борца с оргпреступностью» с Матушиным, переросшее затем, со слов последнего, «в дружеские отношения с Нижником».

Особую пикантность этим дружеским отношениям придавало то обстоятельство, что, согласно постановлению старшего следователя по ОВД СУ ГУ МВД Украины в Крыму Дорофеева В.П. по уголовному делу 146368 от 18 ноября 1999 года, оглашенному в открытом судебном заседании Евпаторийского суда по обвинению Ильина А.В., Матушин В.Г. входилв организованную преступную группировку того же известного Ильина А.В. Из указанного постановления следует: «Ильин Александр Васильевич, будучи ранее неоднократно судим, имея умысел на получение средств к существованию путём занятия преступной деятельностью, реализуя свой умысел, в апреле 1996 года в г. Евпатории организовал преступную группу для совершения вымогательств индивидуального и коллективного имущества, в которую также вошли Мельников В.Ю., Бобчук В.Д., Матушин В.Г., Прицкер Г.И. и другие, не установленные следствием лица». Но в суд, в отличие от других, Матушина под конвоем не привозили и вообще не привлеклиможет, что-то напутали опера, и никакой этот Матушин не член ОПГ? Бывает. Не могут доказать.

Как и следовало ожидать, вывезя с комбината весь металл (даже металлические оконные рамы «с мясом повырывали»оконные проёмы цехов теперь смотрят на мимо проезжающих «пустыми глазницами»), партнёры сразу потеряли интерес к комбинату.

И как понял читатель, в избирательную кампанию председатель правления ЗАО «Евпаторийский мясокомбинат» Матушин ну никак не мог оставить Котляревского один на один с избирателем. Товарищи дружно зарегистрировались по одному избирательному округу 7.

О том, что случившееся не осталось незамеченным для городского головы, свидетельствует его распоряжение завесить на время «юбилейного» визита в июле 2003 года в город Президента Украины «глазницы» корпусов мясокомбината маскировочными сетками. На этом участие Даниленко в судьбе предприятия было законченно.

Автор этих строк, наблюдая в избирательную кампанию 2002 года за тем, как Котляревский со своей командой распространяет, точнее «укладывает высотой в один метр» по Евпатории, Сакам и Сакскому району десятками тысяч разноцветные календари с собой любимым, стоимостью от 0,40 до 1 гривны каждый; снял и крутил на центральных телеканалах страны «кино» о себе (по-видимому, опасаясь, что евпаторийцы и крымчане забыли о том, кто он есть на самом деле), примерно подсчитал количество и стоимость вывезенного метала. Если бы не одиозный, бесперспективный с точки зрения легитимности избрания куда-либо Котляревский, то этих затраченных (в буквальном смысле пущенных на ветер) денег вполне хватило бы нормальному кандидату, чтобы внести залог и баллотироваться в Президенты Украины!

Газета уже писала (№№ 14, 15, 16 за 2002г., 1 за 2003г.) о том, как Котляревский «побеждал» на выборах в Верховную Раду АР Крым, и как и чем до сих пор пахнет эта «победа». Вкратце напомним читателю, как развивались события после вынесения судом Евпатории 21 апреля 2003 года обвинительного приговора в отношении бывшего председателя участковой избирательной комиссии №11 по округу 7 Владимировой В.

8 июля 2003 года Коллегия судей судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда АР Крым своим определением изменила указанный приговор. Суд переквалифицировал действия Владимировой с ч. З ст. 157 на ч. 2 этой же статьи Уголовного кодекса и указал в определении: «Коллегия судей не может согласиться с выводами суда в той части, что преступные действия Владимировой по воспрепятствованию осуществлению избирательного права кандидатами в депутаты повиляли на результаты выборов».

Получив на руки и изучив сей процессуальный документ, зная о высоком профессиональном уровне как докладчика, так и председательствующего по делу, а также о том, что с арифметикой у судей всё в порядке, как и другие, пришел к единственному выводубез вмешательства из вне в процесс отправления правосудия никак не обошлось.

Кто «передал» судьям своё «внутреннее убеждение» (допускаю, за 20 минут до начала судебного заседания) об обстоятельствах дела и о «правильности» решения, как и кто «неведомый» сопровождает с осени 1999 года все дела и интересы Котляревского в Апелляционном суде АР Крым, думаю, читатель к концу этой печальной повести догадается сам.

Противоречивость, да что тамзаведомая незаконность указанного определения, вынесенного опытными судьями со стажем была видна и не специалисту в области права.

Так же не скрывался и был виден расчёт и ставка заинтересованных лиц на то объективное обстоятельство, что даже в случае обжалования стороной потерпевшего определения в суде высшей инстанции Котляревский, учитывая загруженность судей кассационной инстанции, будет продолжать исполнять обязанности депутата ещё в течение не менее года.

Как рассчитывал Котляревский со своим окружением, так и вышлолишь 15 апреля 2004 года Верховный Суд Украины в открытом судебном заседании отменил незаконное определение суда апелляционной инстанции от 8 июля 2003 года и возвратил дело в суд на новое рассмотрение, указав коллегам на их незаконные действия.

20 июля сего года апелляционная инстанция, выполнив обязательные указания Верховного Суда Украины, полностью удовлетворила требования стороны потерпевшего Ткача Юрияприговор суда Евпатории от 21 апреля 2003 года был оставлен в силе.

Таким образом, судом 1-й инстанции установлено: «…01 апреля 2002 года, в 18-м часу, председатель участковой избирательной комиссии 11 Владимирова В.З., умышленно, злоупотребляя своей властью и служебным положением, действуя в интересах третьих лиц, вопреки интересам государства и охраняемым законом правам и интересам отдельных физических лиц по осуществлению своего права быть избранным депутатом Верховной Рады Автономной Республики Крым, воспрепятствуя осуществлению избирательного права кандидату в депутаты Верховной Рады Автономной Республики Крым Ткачу Ю.Н. …незаконно вскрыла мешки и пакеты с избирательными бюллетенями под надуманным предлогом их дополнительного пересчёта и, действуя умышленно, в интересах других кандидатов в депутаты, принимавших участие в выборах в депутаты Верховной Рады Автономной Республики Крым, изъяла из опечатанного пакета избирательные бюллетени в количестве 236 штук с голосами избирателей в пользу кандидата в депутаты Верховной Рады Автономной Республики Крым Ткача Ючто повлияло на результаты выборов в депутаты Верховной Рады Автономной Республики Крым по округу 7 и гражданин Ткач Ю.Н. не был избран депутатом Верховной Рады Автономной Республики Крымэтим самым ему были причинены тяжкие последствия и воспрепятствовало в осуществлении избирательного права, что повлияло на результаты выборов. Депутатом Верховной Рады Автономной Республики Крым 08.04.2002г. по одномандатному округу 7 в г. Евпатории был избран Котляревский Н.Н.».

В своём определении от 20 июля 2004 года суд 2-й инстанции указал: «Суд всесторонне проверил все доказательства, дал им должную оценку и обоснованно пришёл к выводу о виновности Владимировой В.З. в воспрепятствовании осуществлению избирательного права, что повлияло на результаты выборов и подлоге избирательных документов, неправильном подсчете голосов и объявления результатов выборов. Действия Владимировой Ё.З. правильно квалифицированы по ч.З ст. 157, ч.З ст. 158 УК Украины».

В соответствии со ст. 381 УПК Украины, определения (приговор, постановление) суда апелляционной инстанции вступают в законную силу с момента их провозглашения.

Таким образом, в первом (вторым было уголовное дело, возбужденное по известным выборам 2004 года в Мукачево) за всю историю независимости Украины уголовном деле «по выборам» поставлена точка в соответствии с законом.

Как видим, недешево Коляну обошлась «победа» на выборах. А Матушин особо на выборы и не тратился, точнее, вообще не тратился (а то вдруг бы «выбрали» его, а не Коляна, а так не договаривались), не тратился и сразу после кампании, «разобравшись» с промышленным объектом мясокомбинатомзначит, приобретя необходимый опыт, всплыл уже вправительстве победившего Куницына на должностиспокойно, читатель, замминистра промышленности, транспорта и связи АР Крым, начальника Управления связи и информационного обеспечения. Не верите? Нет, все так. Желающие могут убедиться в этом, поднявшись на третий этаж здания правительства по улице Кирова, 13 в г. Симферополе, кабинет 309.

На сегодня, в соответствии с вступившими в законную силу решениями судов, можно сделать вывод: с 20 июля 2004 года Котляревский числится депутатом Верховной Рады Крыма исключительно благодаря похищенным у кандидата в депутаты Ткача бюллетеням!

Пока автор этих строк вместе с потерпевшим Ткачом Ю., вынужденно преодолевая искусственно созданные заинтересованными лицами из окружения Котляревского трудности, в поисках справедливости носились по необъятным просторам независимой страны Украина, последний время зря не терял.

На этом месте, прошу прощения у читателя, вынужден остановиться поподробнее.

«Евпаторийская неделя» №21 часть 2