12 августа 2003 года

В номере:

  • Шел трамвай первый номер…
  • Юбилей
  • Возвращаясь к напечатанному. И вновь Колян

  • Шел трамвай первый номер…

    На днях ехал из суда в первом трамвае, увидел из окна нищих на ступенях у входа в Свято-Николаевский собор и вспомнил, как один из работников суда доверительно сообщил мне, что у председателя, прочитавшего №1 (19) «ЕН» за 16 июля 2003 г. заметку «Дерибан», нарушилось душевное равновесие. Глядя на нищих, про себя размышлял: в связи с чем такая негативная реакция, ведь, кроме фамилии судьи Безвуляка, ничьего имени не упомянул, фотографию построенного на ул. Караева двухэтажного офиса не опубликовал, даже не указал, что, кроме «Коли-убийцы» Котляревского Н., по аналогичной схеме 26 декабря 2002 г. так же в пользу судимого Беломызова К. судом было взыскано 450.000 гривен. И о маме и папе Котляревского и взысканную в их пользу с государства Украина судьей Шиловой сумму в сотни тысяч гривен также ничего не написал! Мысли разные полезли в голову, аналогии, сравнения. Вспомнил слова одного из судей, объясняющие происходящее: «Время сейчас такое». В сознании возникла аналогия — в военное время, да и после войны воевали с пособниками фашистов — бандеровцами, а сейчас им ставят памятники, хотят приравнять к участникам ВОВ. В 1998-2000 годах. «Колю-убийцу» Котляревского Н., Беломызова К. судили за совершение умышленных преступлений, а в 2002-2003 гг. выплачивают сотни тысяч, миллионы гривен уже как потерпевшим. Интересно получается: люди и обстоятельства те же, а время другое!

    За этими невеселыми размышлениями не заметил, как трамвай выехал на Театральную площадь.
    Увидев на тротуаре возле входа в исполком характерную, в позе Чарли Чаплина, фигуру зятя Бурея — Островского Н.С., невольно улыбнулся и отметил про себя, что в чем-то завидую этому человеку. Наблюдая за подставленным солнцу спокойным, гладким и умиротворенным лицом Николая Сергеевича, глядящего куда-то поверх трамвая, а то и театра, за его по-доброму сложенными на выпирающем из-под брючного ремня животике пухлыми ручками, вынужден был для себя признать, что действительно в чем-то по-хорошему завидую Николаю Сергеевичу: стоит себе человек на тротуаре и отдыхает от душных исполкомовских коридоров, и все ему в тихую радость, на пользу и в удовольствие. Вот, наверное, думает Николай Сергеевич: верно говорят, что у него самый длинный конец, в смысле у рабочего дня, но и он, слава Богу, когда-то заканчивается — через час возьму кулечек с нарезанной колбаской и пойду себе ночевать.

    Домой пришел, и сразу тебе очередная радость — ужин: жена принесла с базара все свежее, калорийное. Поел, и на бочок в ожидании цветных снов. Пришли ведь в этот мир, чтоб получать от жизни удовольствия, а не изменять в нечеловеческих муках этот самый несовершенный окружающий мир, а те, кто этого не понимает и мучается от бессилия, то это их проблемы.

    Читать запись полностью »