Думал, городской голова командует коммунальным хозяйством, рынками, Местным судом. Недооценил. Ещё и почтой.

22 марта 2002 г. вышла наша «ЕН», No11(13), в которой я обратился с открытым письмом к Даниленко А.П. Оплатив безадресную доставку для читателей, согласовав с сотрудниками узла связи номера отделений связи, в том числе 1, 3, 4, 12, 13 отделения, спокойно убыл. Наблюдавший за всем этим злостный хулиган с характерной фамилией Заскока сообщил своему партнеру Даниленко А.П. и… газета «Евпаторийская неделя» была направлена не на округ No 8 по выборам в Верховную Раду Крыма, где я баллотируюсь в депутаты, а на… поселок Исмаил-бей, пос. Мирный, поселок Новоозерное. Зато на территории избирательного округа почтальоны разнесли газету «Трибуна», которая издается Заскокой. Верный своему раз и навсегда избранному методу, способу изложения клеветы, держа избирателя за какого-то недоумка, Заскока в своей статье «Кто вы, Владимир Луть-ев?» наконец-то выстрелил из своего говн…мета.

После публикации на страницах «ЕН» ряда статей, заметок о похождениях судимого по трем статьям Уголовного кодекса Заскоки, а также раскрытия сущности последнего, Заскока (характерная фамилия) при активной поддержке таких же «потерпевших от беспредела Лутьева» — нач. ЕОБОПа Туйсузова, судимых братьев Беломызовых, пока не судимого кандидата в мэры Ющенко В.М., «папы вора» Населенко В.К., а также городского головы Даниленко А.П., слепил из говна пулю. Даже не пулю, а что-то похожее размером с фаустпатрон, снаряд. И держал этот, значит, патрон-снаряд не менее месяца. Клал его с собой в кровать, любовно гладил, нюхал, целовал и вылизывал. И ждал — когда поступит команда.

После того как городской голова и его окружение узнали, что я готовлю к публикации открытое письмо, между прочим, очень корректное и спокойное (многое осталось вне текста), Даниленко А.П. дал команду «пли». И Вовочка, последний раз поцеловав свой говняный снаряд, по обычаю отщипнув от края и с солькой проглотив, затолкал его в устройство и пальнул.

Но на курок сам не нажал. Для этого Заскока поймал грузчика грязи из грязелечебницы «Мойнаки» тельфериста Артамонова. Последнему и была отведена роль оставить на спусковом механизме отпечатки своего помеченного профессией грязевика пальца.

После «выстрела» Заскока, оттолкнув ошалевшего от злого запаха Артамонова, бросив говн┘мет, не переодевшись, в одежде, источающей запахи индола и скатола, полетел как на крыльях в избирательный штаб на ул. Советской и, конечно, к городскому голове. Был принят, обласкан, успокоен. Обозрев возбужденного Заскоку, его блестящие глаза и спутанную речь, городской голова вдруг осознал всю глубину пропасти, разверзшейся перед ним.

Красные воспаленные глаза, безумный взгляд Вовочки ничего хорошего не предвещали, скорее наоборот. До Андрея Петровича дошло, что в один из дней — может весны, может лета, а может быть, глубокой осени, в общем, в первый же случившийся кризис, сбой в психике Заскоки, тот стрельнет из своего говн…мета, и снаряд, в смысле, из чего он, снаряд этот, состоит, попадет на белый-белый костюм Андрея Петровича. А это значит, первое, дурной-дурной запах, а второе, и самое страшное, это приговор евпаторийцев. Народный, значит.

Что делать со своим хорошим знакомым, этим самым Заскокой, Андрей Петрович не знает. Выгнать последнего и отключить телефон, чтоб, значит, не смог связаться, нельзя — у Вовочки случится истерика, а в истерике он безумен — может запросто заехать в ухо, глаз и в другие жизненно важные органы. При этом запах вокруг распространит такой, ну, например, малинного клопа.

Так что приходится городскому голове, зажав нос прищепкой, терпеть Вовочку возле своего тела.

Оставим на время наших героев, посмотрим, что происходит в городе в последнюю неделю перед выборами. И увидим следующее: весь город в разноцветных листовках, плакатах. С плакатов этих смотрят на евпаторийцев симпатичные лица кандидатов в депутаты, Смотрят со столбов, стен домов, дверей подъездов, из каждого почтового ящика.

Металлические почтовые ящики раздулись, как арбузы, от рекламной продукции. В обмен на голос кандидаты обещают все. Все, что можно обещать. Тут тебе и борьба с жэками, в смысле, обязать этих самых жэковцев бежать и красить подъезды; и ремонт дорог, крыш, светофоров.

Конечно, о справедливости не забывают, о чистоте воздуха и другой окружающей среды. Все кандидаты, сто процентов, обещают бороться с мафией, коррупцией и бандитизмом. О равноправии русского языка даже говорить неудобно — отсутствие подобного в программе кандидата считается моветоном, т.е. признаком не самого хорошего тона.

Пока неимущие кандидаты клеят листовки и зазывающе заглядывают в глаза электорату, другие, из числа кандидатов, по, наверное, странному случайному стечению обстоятельств входящих в ближайшее окружение «Коли-убийцы», он же Котляревский Н.Н.,»чисто конкретно» подошли к избирательной кампании.

И закипела работа на избирательных участках — разом переквалифицировались в прорабов, маляров известные кандидаты, судимые. Шевкопляс С.Г. — на его избирательном округе No 36 меняются двери в подъездах, устанавливаются кодовые замки, чинятся крыши. В избирательном округе No 2 под вечер осужденный. Беломызов К.В. выкрасил своим избирателям двери в подъездах, чем привел в неожиданный восторг избирательниц, возвращавшихся в темное время домой.

После соприкосновения праздничной верхней одежды электората с окрашенными дверями он, электорат, значит, вслух громко повторял фамилию Беломызова К.В., а также вспоминал его маму и других родственников вместе с милицией, которая не справляется с бандитами, и они делают все, что хотят.

Но всех переплюнул партнер «Коли-убийцы», Котляревского значит, нач. ЕОГАИ Москвин. Тот вообще переквалифицировался в асфальтоукладчика. В своем избирательном округе No 6 последний, не желая мелочиться, развел настоящую стройку — 25 веков на улицах, прилегающих к школе No 1, не было твердого покрытия, т.е. ни асфальта, ни бетона, ни даже тырсы. Для начальника ГАИ нет пределов, в смысле барьеров, которые он не смог бы взять, т.е. перепрыгнуть.

Злые языки утверждают, что подчиненные Москвина поехали к поселку Спутник, что на пр. Победы, к торгующим стройматериалами и, объяснив водителям особенности новых правил дорожного движения, вступивших в силу с 1 января 2002 г., направили их в избирательный округ Москвина. Так что на фоне ничего не делающих, в смысле чтоб заинтересовать электорат, других зарегистрированных в этом округе кандидатов Москвин выглядит на голову выше. Отчасти это объясняется ещё и тем, что «выставивший» этих самых кандидатов «под Москвина» «Коля-убийца» дал указание чуть присесть на обе ноги, значит, чтоб не видно было.

Мало того, «Коля-убийца», Беломызов, Шевкопляс и, конечно, Москвин каждый вечер собираются на планерку в своем рабочем офисе, что в конце улицы Караева. Собравшись, выясняют, что ему, этому электорату, ещё надо дать, чем, значит, охмурить, чтобы он, электорат этот, расслабился и пропустил их во власть. А потом он, электорат, получит свое за все эти переживания и издевательства. Получит сапогом прямо между ног, значит, по точке зрения. Все ремонты и связанные с ними расходы окупятся одним голосованием по земельным вопросам. Держись, курзал и .весь парк имени Фрунзе. Скорее, парк просто переименуют в парк имени Москвина — Котляревского.

Но все эти ребята, их, значит, возня на избирательных участках меркнут по сравнению с деятельностью производителя колбасы Катенкария. Последний подошёл к избирательной кампании основательно, и вложил в нее всю душу пропагандиста-политработника Советской Армии. По всему городу Катенкарий стоит под пальмой в кадушке в желтом пиджачке и с бокалом шампанского. О чем тост и за что Катенкарий хочет выпить — неясно, и на этом плакате не написано. А раз так, избиратели начинают гадать, может он, Катенкарий, до сих пор обмывает удачную реализацию металлолома, в смысле, военного оборудования?

Кто-то утверждает, вот те крест, что лично, значит, сам видел, что «он продавал баржу, нет, две баржи, на металлолом». Другие этому верят, так как считают, что «на колбасе Катенкарий столько денег не заработает — так, на Украине всего 49 миллионов жителей, и даже если они три раза в день будут есть только колбасу Катенкария, и при этом последний не будет платить никаких налогов, то и в этом случае ему не хватит денег на все эти плакаты, буклеты, открытки, газеты, концерты, фестивали, конкурсы, ремонтируемые крыши домов, бронированные двери, подарочные ксероксы, медицинские приборы и ещё бог весть какой ассортимент товаров народного потребления, вываливаемого на головы электората по 9-му избирательному округу.

После приобретения перед Новым годом для себя автомобиля «БМВ-745″ за полмиллиона гривен у Катенкария осталась одна всепоглощающая цель-мечта — избраться в Верховную Раду Крыма. Для этого он готов на все — одевать форму замполита и фотографироваться на фоне корабликов; одевать голубые спортивные трусы (стресс для всей женской половины Евпатории, а также пос. Заозерное, Новоозерное, Мирный и поселка Исмаил-бей, последствия которого ещё скажутся); прыгать через барьер; катать избирателей на своем джипе «Мерседес»; танцевать в кожаных штанах вприсядку. Ну, в общем, на все. Но только чтоб не просили проехаться в новом «БМВ».

Несмотря на то, что до окончания всенародной игры «Выборы» ещё несколько дней, в этой игре уже (я уже писал об этих фактах) имеются победители. В первую очередь, это, конечно, Даниленко А.П. После того, как я 17 марта 2002 г. снял с регистрации свою кандидатуру на должность городского головы, а Корнилова 22.03.2002 г. сняли «по закону», у Даниленко в «соперниках» остались судимый «Коля-убийца» Котляревский и пока ещё не судимый Ющенко (уголовное дело No 182354 25 марта 2002 г. направлено в Местный суд г. Евпатории). Так что председатель городской территориальной избирательной комиссии Руденко Г.Ф. уже может выписать Даниленко удостоверение городского головы. С чем его все горожане поздравляют, а может, и не все. Нет, точно не все. Но всем ведь мил не будешь, да и кого это будет волновать в ближайшие четыре года. А за это время у Андрея Петровича будет возможность повторить «подвиг» моего земляка Леонида Ильича Брежнева — 16 лет бессменно у руля власти.

Если так пойдет дальше, то у нас также есть шанс стать свидетелями, как окружение Андрея Петровича будет водить его по исполкому, подобно Леониду Ильичу, под руки.

Но об этом думать не хочется и поэтому (а .может, в связи с моим открытым письмом к нему в «ЕН» No 11 (13), за 22.03.2002 г.) городской голова в «ЕЗ» устами своего спичрайтера Гармашовой Е. повествует нам, как все хорошо вокруг, и как будет ещё краше. Почти как у Катенкария в его газете «для добрых людей».

В общем, Андрей Петрович может расслабить свое тело и свои члены, выпить из горла шампанского и поощрить начальника штаба Евгения Валентиновича. Кроме него, напиться шампанского может его друг и соратник Бурей — в пользу последнего свои кандидатуры снимают даже кандидаты крымско-татарской национальности, проживающие в поселке Исмаил-бей.

Вот, значит, какая великая сила и мощь заложены в бюджете, точнее, в контроле над ним.

Расслабиться могут и соратники головы, указанный уже Москвин Ю.В. и Нализенный Б.С. Не так все безнадежно у Котляревского на 7-м избирательном округе в Верховную Раду Крыма — есть у меня надежда на благоразумие граждан, на их сознание и достоинство, и то, что они не будут голосовать за «Колю-убийцу».

Бог мой, за что такое несчастье и испытание легло на древнюю Евпаторию (Керкинитиду, Гезлев)? Когда же внутренние враги оставят народ в покое?

Чем ближе день голосования, тем больший проявляется интерес к нашей «ЕН», тем больше соблазна у завистливых и ущербных граждан желания разделить бремя популярности.

23 марта 2002 г. оные выпустили очередную листовку с логотипом газеты «Евпаторийская неделя». Во внешнем оформлении листовки, фактуре офсетной бумаги, стиле изложения угадывается длинный красно-синий нос придурковатого следопыта, а также между строк определяются водяные знаки денежных купюр с улицы Советской (помещения КРУ г. Евпатории). Выпущенные таким тиражом листовки навевают мысль — отпущенные на реконструкцию парка им. Фрунзе бюджетные средства «работают» не только там, в парке Фрунзе, но и в издательском деле. На улице Советской. Масоны, что с них возьмешь?

ИНТЕРВЬЮ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Имя Владимира Лутьева известно евпаторийцам давно. Интерес к нему объясняется нестандартностью мышления, характером Владимира, его настойчивостью и принципиальностью, способностью. Невзирая на, казалось бы, непреодолимые препятствия, сложности, отстаивать свою точку зрения и добиваться поставленной цели, да ещё непримиримостью.

Все эти мужские качества, да ещё в таком обостренном виде, встречаются не так часто.

Это в итоге и определило мое желание взять интервью у интересного собеседника. Мое единственное требование состояло в том, чтобы запись разговора не редактировалась собеседником и была опубликована в первоначальном виде. Согласие Владимира было получено — и тебе, читатель, судить об этом человеке.

Инна Назарова (И.Н.): Владимир, расскажи о себе, своих родных.

В.Л.: Родился в 1959 году, 3 октября, в г. Днепродзержинске Днепропетровской области, в семье рабочих.

Моя мама (умерла 30 марта 1999 г.), Лутьева Антонина Андреевна тридцать три года проработала на одном месте — на Приднепровском химическом заводе, в особо вредных условиях. Это было и есть особое производство, связанное с обороной. Маму уважали за исключительное трудолюбие, добросовестность, доброту. Она дважды избиралась депутатом Баглейского райсовета г. Днепродзержинска. За доблестный труд была награждена правительственными наградами, неоднократно её фотография помещалась на городскую Доску почета. Имя мамы навечно занесено в Книгу славы завода.

Отец, Лутьев Григорий Иванович, также более двадцати пяти лет проработал в особо вредных условиях. Сейчас находится на пенсии, ему 73 года: Старший брат Виктор — врач, заведующий отделением 1-й психиатрической больницы г. Днепродзержинска. У меня растет дочь — Анна, 16 лет.

И.К.: Владимир, я знаю, что ты работал врачом в городской поликлинике, а потом пошел в бизнес….

В.Л.: Так и было. Я работал врачом-дерматовенерологом отдела профилактики горполиклиники до 10 июня 1990 г. В тот день я с товарищем ехал в его автомобиле в г. Симферополь. Был теплый солнечный воскресный день, дорога была сухая, и встречные автомобили почти не встречались.

Столкновение произошло неожиданно, практически на полной скорости (как вычислили эксперты, общая скорость равнялась 270 км/ч).

Это было 10 июня, в воскресенье, в 9.20 утра. В сознание я пришел в среду, в обед, 13 июня 1990 г. Погиб сидевший за рулем Володя Губарев, а также водитель встречного ВАЗ-2108, молодой парень, звали его Андрей.

В то время, «при коммунистах», не разрешалось инвалиду 11 группы с высшим образованием работать по специальности. Я был уволен в связи с инвалидностью. И мне пришлось переквалифицироваться из врача в предпринимателя. Было тяжело — дочь была маленькая, жена заканчивала мединститут, жили в коммунальной квартире. Но все равно добром вспоминаю то время — ни тяжкие травмы, ни постоянные боли не могли повлиять на мое желание вернуться к активной жизни.

Года через три пошли успехи в бизнесе. Без помпы и шумихи в арендованном мной магазине по ул. Демышева, 77 (сейчас в нем торгует Катенкарий) я открыл льготный отдел для инвалидов, участников ВОВ, одиноких пожилых людей, которые за полцены могли приобрести продукты питания. Льготой пользовалось 400 человек. А семьи погибших воинов-интернационалистов получали продукты питания бесплатно.

Этот факт я нигде не афишировал мало того, я неоднократно отказывал журналистке Дугиль Т. в рекламном интервью со мной. В настоящее время Дугиль Т. интенсивно рекламирует Катенкария в его же газете «Меценат», где она числится редактором. Кроме того, моим предприятием оказывалась помощь учреждениям здравоохранения. В частности, на нужды отдела неотложной хирургии было перечислено 60 млн. крб└ в то время как все ПЭВКовцы под руководством известного Селиванова собрали… 2 млн. крб. И рассказывали о своей благотворительности полгода. Вряд ли подозревал печально известный прокурор Петер, что и вывески при входе в прокуратуру г. Евпатории на русском и украинском языках также отлиты на деньги моего предприятия

— в 1995 г. прокурор Чежегов Ю.В. обратился в различные организации о помощи, но помочь отозвалось только мое предприятие.

1 мая 1996 г. я, желая возродить традиции меценатства, филантропии в Евпатории, за счет собственных средств подарил городу и его жителям скульптуры львов. На митинге 1 мая 1996 г. по этому случаю, проходившем на Театральной площади, стоя на помосте, городской голова Даниленко А.П., обращаясь к гражданам, говорил проникновенные слова, что-то насчет предпринимателя Лутьева, много делающего для города и его жителей, и что-то насчет того, что за такими, как Лутьев, будущее. Благодарил мэр за щедрый подарок к празднику и с удовольствием сорвал с львов белое покрывало.

После митинга, собравшись за столом отметить важное событие, в присутствии гостей города, в том числе и из Москвы, мэр после «первой», обращаясь ко мне, высказал свою мысль вслух: «Ну, готовься теперь в мэры!» Я ему тут же ответил. «У меня и мысли такой нет. Вы будете мэром, — сказал я, — а мы, предприниматели, будем помогать городу и Вам как руководителю, только не имейте дела с бандитами!»

Вот так было. Последовавшие затем события 97-98 годов явно свидетельствовали, какой выбор был у Даниленко, и какой путь он избрал в своей деятельности.

И.Н.: Мои знакомые, да и незнакомые люди часто задают вопросы; На некоторые из них я и сама не могу ответить. В общем, сформулировать их можно следующим образом: что побудило тебя, успешно занимавшегося бизнесом, вдруг бросить все и выступить против многих известных людей в городе, ввязаться в «войну», как ты говоришь, «с бандитами»? Насколько я осведомлена, лично к тебе известные криминальные лица с претензиями не обращались, ничего у тебя не вымогали, и тут ты, а не те, кого избивали, у кого забирали имущество, пытали, на весь город заявил о них, назвав фамилии, должности?

В.Л.: Понимаешь, Инна, действительно, ко мне никто никогда не подходил и не требовал какую-то долю. Они. все: и Паша Сынок, и Юхненко, да и другие заметные лица в криминальном движении Евпатории знали мой характер, и что я в любой момент готов был адекватно «ответить».

Я по своему характеру с детства рос независимым малым с чувством собственного достоинства. Будучи школьником, не боялся вступать в стычки со старшеклассниками, бывало, сразу с несколькими. В армии в 1978-1980 гг. во время расцвета такого явления, как «дедовщина», приходилось с солдатским ремнем в руках отбиваться от «дедов». Никто никогда не мог заставить меня сделать что-то против моей воли и желания.

Вы, Инна, правильно заметили, что к середине девяностых годов я уже «крепко стоял на ногах» и получал удовольствие от работы, жизни, встреч, событий. Тогда, в то время, я наблюдал со стороны, анализировал, кто что собой представляет, какой путь в жизни избрал. Я слышал об убийствах, фактах вымогательства, ко мне поступала информация о представителях исполнительной власти, правоохранительных органах, которые выезжали на охоту с Юхненко, Ваней Голубом. Там, за городом, на охоте и решались многие вопросы.

Все евпаторийцы были свидетелями, как в 1996-1997 гг. пошла массовая вырубка деревьев в парке им. Фрунзе и началось строительство множества ресторанов. Все видели и знали, что для пребывающего в тюрьме Юхненко строится летний ресторан (сразу за «Дюльбером»), а напротив ресторана «Дюльбер» колючей проволокой (!) год была отгорожена территория для ресторана нач. ГАИ Москвина. Ко мне стали поступать многочисленные жалобы избирателей.

После окончания, избирательной кампании я был освобожден из заключения. Я не являлся больше депутатом, но люди, проживающие на ул. Караева, продолжали звонить мне и сообщать, что «…в дендропарке ночью спиливают деревья и под утро вывозят их с территории заповедника». Таким способом нач. ГАИ Москвин и его напарник Мельниченко Ю. (ныне директор Евпаторийского филиала Укрсоцбанка), директор фирмы «Ювента», расчищали место для установки своих аттракционов.

Я тогда обратился к мэру и спросил, кто это все разрешил, ведь решения сессии горсовета об отводе земельных участков под эти самые рестораны не было. Мало того, сессия приняла решение согласовывать все вопросы размещения торговых объектов с депутатами соответствующих округов.

Ничего этого сделано не было -я не подписывал и не согласовывал никаких проектов.

А когда пошла вся эта эпопея с рынками, Акоповой, Ильиным, Суроегиным, тут уже нервы не выдержали ни у Андрея Петровича, ни у его окружения.

Чем все это закончилось (для меня), читатели уже знают.

Зная о скрытых механизмах происходящих в городе негативных процессов, я уже просто не мог молчать, не замечать их. Не потому, что я какой-то «борец с мафией» (евпаторийцы должны знать и запомнить, что «борец с преступностью No 1 в городе» — это, конечно, Вовочка Заскока, а «борец No 1 с бедностью» — это Юра Корнилов) -просто я, видя, что происходит в городе и кто в этом виновен, не могу молчать. Я, как правильно воспитанный своими родителями сын, имею свое представление о чести, достоинстве. Для меня самый тяжкий грех — предательство. Есть и другие отвратительные человеческие качества, но предательство ни с чем не сравнится. Предательство — самое мерзкое из нравственных категорий.

Если бы я отвернулся, самоустранился от происходящего в городе, я был бы сейчас состоятельным человеком, ездил бы на рыбалку, путешествовал, ходил в кино, театры и решал бы свои вопросы — ник-то бы мне не помешал. Чтоб понятнее было, скажу таю был бы похож на сегодняшнего Катенкария — гипертщеславного с неоправданно завышенным самомнением, а, по сути, трусливым барыгой-коммерсантом. Общался бы с «Колей-убийцей», «папой вора» и им подобными, заказывал стихи о себе и городском голове. Я так не хочу. Мне от этого всего тошно. Так что моя позиция в отношении вышеуказанных лиц и ситуации в городе — это осознанный выбор, это, не люблю громких слов, моя гражданская позиция.

И.Н.: Владимир, в газете «Трибуна», которую издает Заскока В.М., в 8-м номере опубликована статья о Вас. Статья подписана неким Артамоновым В. У моих знакомых сложилось впечатление, что все это было подано с расчетом опубликовать специально к финишу избирательной кампании, чтобы у тебя не было времени что-то объяснить по данному поводу. Как ты это прокомментируете?

В.Л.: Статья, о которой ты говоришь, написана известным Заскокой В.М. Подготовлена она была ещё месяц назад. Надо знать Заскоку, он всегда утверждал для окружающих, что «…выборы в Крыму делаются за две недели до голосования, а в городе за несколько дней». Вот с этой целью он и выстрелил из своего говн…мета пулей, любовно им же вылепленной из своего же дер…ма.

Подписать все это Заскока уговорил рабочего-грузчика грязи Артамонова В., ныне являющегося секретарем (до 31 марта 2002 г.) «папы вора» Населенко в его клубе «Справедливость». Заскока знает, что его заметка содержит признаки клеветы, и что я непременно подам в суд, и поэтому свою статейку не подписал. Заскока так спешил выполнить команду «пли», что совсем забыл, что свою «Трибуну» он зарегистрировал по-домашнему адресу своего брата-строителя, и последнему придется отвечать своим имуществом.

Причины и мотивы публикации клеветнической этой статейки лежат глубоко в неисследованных лабиринтах психики этого самого Заскоки, а также в мотивах заинтересованных должностных лиц ЕОБОПа, в первую очередь, «борца с организованной преступностью» Туйсузова. А также известного уже кандидата «в мэры» Ющенко, «папы вора» Населенко и других. Ну и конечно, без команды городского головы Заскока из своего любимого говн…мета не пальнул бы.

Я не намерен сейчас по абзацам опровергать всю эту галиматью, скажу лишь, что организованная группировка, арестовав и бросив меня в тюрьму в канун той избирательной кампании, разрушив мой бизнес, сделала невозможным для меня потребовать мной возврата от должников средств моего предприятия, которое, в свою очередь, не выполнило в полной мере обязательств перед ЗАО «Ампелос». Арбитражный ссуд в мое отсутствие (я не был извещен и вообще отсутствовал в Крыму — хоронил маму) вынес решение о взыскании долга с моего предприятия в сумме 281.792 гривны.

На сегодняшний день группа молодых людей из Запорожья, возглавляемая неким Балабатько и захватившая «Ампелос», по их собственным подсчетам от 14.12.2000 г., должна мне… 466.788,95 гривен. Так что я как-то разберусь со своими долгами.

И Заскоку, и Туйсуэова, Ющенко, Населенко и других нисколько не волнует то обстоятельство, что попавшие на «Ампелос», через секретаря горкома ПЭВ Пылева А. и такого же ПЭВковца, но только из Ялты, Сущева С., коммерсанты из Запорожья, скупив за символическую цену акции у работников, разогнали при помощи и активном участии юриста Щербицкой В. коллектив, в том числе и директора, бухгалтера, предварительно завладев мошенническим путём их акциями и распродав миллион бутылок вина, заложенных прежним коллективом завода, стоимостью 2.000.000 гривен, за смешную часть этих же денег, что-то около 140.000 гривен, предварительно объявив завод банкротом, сами же купили завод стоимостью 3.500.000.

Завод стоит в Евпатории, а «мурсулу», которую коммерсанты разливают в бутылки, отправляют в их гастрономы г. Запорожья. После завершения захвата завода и выполнения Щербицкой. В. своей миссии последняя также была уволена. Хочу успокоить говн…метчика Заскоку — я получу с запорожских ребят свой долг и рассчитаюсь с сотрудниками бывшего ЗАО «Ампелос», которые работали до марта 2000 г.

А он, Заскока, а также его партнеры Туйсузов, Ющенко, Населенко желают показать, как они переживают за завод — пусть помогут вернуть его из незаконной приватизации, тем более ЕОГНИ обратилось в Высший хозяйственный суд Украины о признании недействительным учредительного договора о создании и деятельности ЗАО «Корпорация «Керкинитида». Но это будет вряд ли — их всех интересует не завод и его люди, а чтоб напечатать какую-то грязь, а потом разбежаться.

Заскока умышленно указывает в своей статейке, что я «спрятался» за амнистию.

В 1998 г. меня обвинили в распространении «клеветнических» листовок, в которых указывалось на существование в городе организованной преступной группировки и кто в нее входил. Многие из фигурировавших в этих листовках осуждены за убийства, хищения, вымогательства (то, что не все — не моя вина).

Я лично обратился в апреле 1999 г. в Президиум Верховного суда АР Крым с ходатайством отменить акт амнистии в отношении меня. После отмены акта амнистии дело прекратили на основании п. 2 ст. 6 УПК Украины (за отсутствие состава преступления) — я оправдан.

На эти выборы я иду с той же программой, что и в 1998 г. Свою клевету Заскока разбавил фотографиями — сфотографировал дом, к которому я не имею никакого отношения или такое же, как и к театру им. Пушкина или одноименной библиотеке. Сфотографировав здание бывшего магазина «Женская одежда», Заскока продемонстрировал всему городу, что из объекта сделали «папа вора» Населенко, Нестеренко, Селиванов, Соколецкий, Торосян и другие «слуги» народа, т.е. депутаты, в течение четырех лет отказывавшие моему предприятию в отводе земельного участка, без чего невозможна реконструкция.

По моим публикациям в «ЕН» можно получить представление о моем отношении к криминалу, в том числе, к организованной преступности. Упоминая мое знакомство с С. Воронковым и Л. Протасовым, Заскока с такими же, как и он… пропахшими личностями пытается к его необъяснимой радости меня каким-то образом скомпрометировать.

Да, мне известны эти граждане.

Свое знакомство с ними я не скрывал и не скрываю, какие скрываю, что встречался с премьер-министром В. Пустовойтенко, А. Франчуком, В. Дурдинцом да и другими.

С С.Воронковым и Л. Протасовым я не вел совместного бизнеса, других каких-то дел. Мало того, я им в лицо высказывал то, что как я считал, было неправильным, ошибочным в их поведении. Временами им это, скажем так, активно не нравилось. Резко отношения наши испортились в тот момент, когда я собирался делать свой доклад на сессии горсовета по проверке работы городских рынков в декабре 1997 г. И все же, все же, абсолютно не приемля некоторые моменты в их поведении, я общался с этими людьми. Мне было интересно с ними общаться, прежде всего потому, что это личности (я в данный момент не обсуждаю, что такое хорошо и что такое плохо). Я никогда не буду тратить время на неинтересного, но «нужного» человека. Я не завожу таких знакомств. При всех отрицательных моментах я видел и вижу в настоящее время у этих людей редкое качество, почти не встречающееся в наше время, это мужское слово. И Сергей, и Леонид вызывают уважение своей надежностью. Они не способны на предательство, и я бы пошел с ними в разведку. Мне все равно, будут ли они в тюрьме или на какой-то высокой должности — я всегда готов встретиться с ними и разломать кусок хлеба.

Вот если я буду здороваться с Заскокой, «папой вора» Населенко, «Колей-убийцей» Котляревским, то тогда меня нормальные люди не поймут, да и объяснить это общение будет невозможно.

И.Н.: Владимир, а что это за статья за 28 января 1992 г. в «ЕЗ», о которой пишет Заскока?

В.Л.: Об этом могу сказать, что все это также ложь и инсинуации. В тот январский день далекого 1992 г. я посочувствовал Населенко (сидел напротив меня в каб. No 24 горисполкома), видя, что он заболел и плохо себя чувствовал, уступил его просьбе отвезти его домой. Тогда Населенко ещё не был знаком с Котляревским, Юхненко и не производил впечатления… которое он производит в настоящее время. Отвезя Населенко домой, я на обратном пути подъехал к главной проходной завода «Вымпел».

Далее я предлагаю обратиться к выдержкам из письма непосредственного участника тех давних событий капитана милиции Л. Шаповала. Письмо датировано 23 марта 2002 г.

«ЗАПОЗДАЛОЕ ИЗВИНЕНИЕ»

Евпаторийская, сомнительная, на мой взгляд, газета «Трибуна» заставила меня вернуться в не менее преступное прошлое января 1992 года.

Тогда, будучи придурковатым служакой, я вынужден был пойти на сделку с собственной совестью.

Дело в том, что в указанный период подходил срок моей служебной выслуги в милиции. И тогдашнее так называемое руководство ГОВД решило меня использовать, как сейчас говорят на депутатском сленге, «поиметь».

По «милицейским законам», офицер милиции, имеющий хотя бы церковноприходское образование, при выходе на пенсию имел право получить звание на ступень выше.

Повышенное специальное звание давало право на определенные льготы: повышенную пенсию и похороны с салютом.

Такое решение было принято, и мне было присвоено звание «майор милиции». И было подготовлено представление на имя бывшего заместителя начальника УВД Крымской области… ПлютыА.Н. (копию представления прилагаю) для дальнейшего продвижения документа по административной цепочке в моей служебной документации.

Однако, тоже бывший подельник Плюты, Нализенный Б.С., тогдашний зам начальника ГОВД, в присутствии главного члена… милиции начальника милиции Левина В.Е., в унисон и в приказной форме предложили мне сделку с совестью…

Дело заключалось в том, что на поверхности милицейского рэкета появился предприимчивый и финансово состоятельный — Лутьев В. Г.!!! Которого, по их разумению, можно было «пощипать».

Тогда и была поручена, вышеуказанными лицами, слежка за Лутьевым В.Г.: «Постараться задержать ночью. Желательно, с женщиной (тем более что они к нему липнут, как мухи). Оформить, как в состоянии опьянения, а если будет сопротивляться, то отвезти в Татарский Колодец. Но мы думаем, что до этого не дойдет, он нам нужен живым».

Но было оговорено. В случае не согласия в сговоре с моей стороны: ни пенсии, ни звания не жди!

Таким образом, Лутьева выследили! — и 9 января 1992 года на последнем моем дежурстве перед пенсией и поступила команда: «БРАТЬ!»

А дальше был разыгран сценарий: плохого полицейского и хорошего.

За «выполнение задания» Нализенный с Левиным устно поздравляли меня за «секретность выполнения задания», однако не спешили регистрировать «уголовно наказуемое деяние», усматривая в этом служебный подлог. Поэтому и осторожничали.

Сладкая милицейская парочка:

Нализенный и Левин — ждали момента созревания клиента в лице Лутьева В.Г…

Лутьев никакие зрел, а наоборот, обратился к «законникам» прокурорским, чувствуя, что имеет дело с заговором и не подозревая, что не в Шаповале здесь дело. Разве мог бы рядовой капитан позволить себе такую роскошь без санкции руководства ?

А Лутьев все не созревал для решения вопроса «по существу».

Вот тогда и появилась в течение суток злополучная статья: «Блатной депутат» от 28.01.92 г. от имени стрелочника Шаповала.

Кто сейчас может поверить, что в период коммунистического разгула за одну ночь в коммунистической газете появится статья, какого-то паршивого мента?! (опять же, без разрешения рулевых).

После попытки Лутьева В.Г. доказать свою невиновность через прокуратуру снова была дана команда «наехать» на Лутьева, и снова была направлена жалоба от моего имени в прокуратуру. И дело волокиты пошло раскручиваться.

В аварийном режиме из УВД прибыл начальник Плюта и сквозь зубы сказал мне, чтобы закрыть всю эту заваруху: «Быстро смывайся из органов».

О том, что я действовал не по своей воле, он и слушать не хотел. Делал вид, что он оглох.

— Получишь майора и на хрен на свою Киевщину!

Я поехал в УВД оформлять «майора», однако инспектор УВД Полякова (ранее работавшая в Евпаторийском ГОВД) однозначно намекнула: и приедешь с замполитом Нализенным, документы не совсем готовы».

Но в кабинете замполита, в присутствии еще Княщука В.И., Нализенный (кстати, мой бывший ученик. Я его вытащил из слесарей Красногвардейской пухоперовой фабрики, где он горбатил замызганным слесарем, а за добросовестное «сотрудничество с органами» на ниве стукачества был принят в их ряды) мне бесстыже заявил: «Леонид Павлович! Вы же не первый год в органах и знаете, что бесплатно ничего не делается», — он имел в виду «недооформленные документы, о которых говорила Полякова» и назвал сумму …аж в 5000 дол. США. (Так что для сведений жителей Евпатории — звание майора в милиции оценивается в круглую сумму, которую я назвал).

Так что, имея специальное милицейское образование и институт, я все таки «майора» так и не получил. А когда послал Богданчика по-украински «не злым тыхым словом» за вымогательство с учителя и старшего товарища, то в ответ услышал: «Плюта насухую документы не пропустит, поэтому майора получите посмертно, но без салюта».

Так что за недовыполненное задание по «ликвидации» Лутьева В.Г. с политического фронта я не заслужил даже посмертного салюта. Такое закон милицейской маф…и. Поэтому заверяю личной подписью; все, что изложено в статье В. Артамонова «Кто Вы, Владимир Лутьев?», ссылаясь на документы из статьи под моим именем и данные ГАИ того времени, является вымыслом и ничего общего не имеет с моим мнением, а факты, изложенные в статье, — сплошная ложь.

Я не хочу убеждать жителей города, что до сих пор меня все это время мучила совесть. Отнюдь, нет! Не может мучить совесть человека, предавшего собственную душу. Но все-таки кто-то должен сказать хоть какую-то, хоть и запоздалую, но правду!

А что касается «сомнительной газеты «Трибуна»», то сомнение мое в том, что в обще-ственный совет входит еще один вымогатель милицейский — Лысогорский В.В., который в сентябре 1981 года у меня, как у своего подчиненного, т.е. у меня под видом покупки автомобиля «Жигули» «занял» 3000 советскими и был таков. То его сослали на Камчатку на исправление со своей любовницей, то он был в длительном запое. Но до настоящего времени он мне должен и думает, что это мои милицейские взятки. Так не думай, товарищ, бывший начальник милиции, — верни кровные, полученные за продажу дома матери моей в с. Даниловка Красногвардейского района. Документы о перечислении этой суммы на твое имя, Витек, — я, к счастью, сохранил счет No 103198 от 05.09.81 г.

По отношению к Вам, Владимир Григорьевич, — приношу свое самое искреннее извинение и считаю, что Вы, может, единственный человек в городе, выступивший в открытую против фискального произвола в городе, творимого милицией под эгидой и покровительством прокуратуры…

Уже и прокурора сняли и начальника милиции прикрыли переводом, а дела так и не регистрируются. Милицейская воро…ая структура до сих пор не может мне простить того, что я рассказал о заговоре милицейских чинов (Нализенного, Лысогорского, Левина) против Лутьева В.Г., которые сейчас пригреты в исполкоме Даниленко…

Вот, я и подумал. Гнать таких депутатов-мэров поганой метлой с политической арены. Если бывший ветеран милиции не может попасть на прием к ним, Если в городе грабят бывших милиционеров и прокуратура и исполком все это покрывают, то что уже говорить о простых бывших советских гражданах!

Еще раз прошу прошения, Владимир Григорьевич, Вы один из порядочных людей в городе, и желаю Вам успехов в избирательной кампании. Извините, что лично не прибыл на прием. Я думаю, Вы бы меня приняли, не побрезговали, как это сделал так называемый голова города, который, когда-то пользовался моими услугами, тоже незаконными. А сейчас повыввшивали депутатики свои пропагандистские лозунги борцов за справедливость народную, и даже не указали депутатики ни своих адресов, ни своих телефонов. Какие-то вы. ребятки, аморфные. невидимки. Вроде, вы есть и, вроде, вас нет. Не найдешь вас ни с метлой, ни со свечой. Аминь!

С уважением,

ветеран Госавтоинспекции

Леонид ШАПОВАЛ.

23.03.2002 года

г. Евпатория».

Надеюсь, Вам теперь ясна суть происходящего?

Я думаю, что комментировать дальше весь этот трибунский бред Заскоки не имеет смысла. Взять хотя бы утверждение последнего, что я хотел «…стать мэром, построить дом-крепость с подвалом и пытать своих врагов». Просто бред, уже хотя бы только потому, что пытают для того, чтобы что-то узнать. А что такое, чего я не знаю, мне нужно узнать о Заскоке, «папе вора» Населенко, «Коле-убийце» Котляревском и их коллегах? Мысленно я, конечно, давно уже передушил их своими руками.

И.Н.: Вы не думаете, что Заскока тебе просто мстит и, публикуя в своей газете эти вымыслы, пытается таким образом «ответить» Вам за публикацию в «ЕН» No 8 (10) за 27.02.2002 г. и в No 9 (11) за 06.03.2002 г. приговора в отношении него?

В.Л.: Частично это так. После публикации в «Трибуне» трогательной истории о том, как Заскоку душили бюрократы и как он, как всегда, боролся с этими бюрократами и восстанавливал свое «честное» имя, я опубликовал приговор в отношении последнего. Из этого законного документа видна вся сущность Заскоки.

Вообще, у меня уже сложилось мнение, нет, скорее даже убеждение, что с головой у Заскоки не все в порядке. Знаете, так бывает, голова с телом «не дружит». Голова отдельно, а тело отдельно. После того, что вытворял Заскока со своими избирателями, в частности с Гриценюк И., я пришел к выводу, что Заскока просто психопат. Ну, посудите, то в стенах ВР АРК бьет депутата в глаз, а потом потерпевшего с фингалом показывают на всю Украину по «Интеру»; то обливает себя бензином и бегает по Симферополю; то бьет сотрудника милиции в ухо; то сбивает граждан с ног, бьет их ногами и требует на них мочиться.

На днях по каналу «Морион» показывали, как городской голова, не боясь, посетил городской центр занятости, куда он устроил Заскоку директором, и вручил последнему грамоту. Никак для себя не решил: поход Даниленко — это безрассудство или отчаянный шаг — ведь в любой момент, как видно из уголовного дела Заскоки, последний может «поймать клина», и потом может произойти что угодно, в том числе, и самое ужасное.

Ну, например, если бы Вовочка Заскока вдруг расстроился из-за врученной ему грамоты (не тот цвет, бумага не такого качества) и вдруг сбил бы с ног Андрея Петровича Даниленко, а вместе с ним и председателя Республиканского центра занятости госпожу Золотову. Сбил бы их Заскока, значит, на пол, пнул бы пару раз по ребрам и приказал своим сотрудникам на них помочиться. Судя из приговора Заскоки, это не фантазии, а ужасная реальность. Как бы потом выглядел городской голова, в смысле костюма (ребра ничего — через шесть недель срастутся), а об авторитете и вообще говорить не приходится-авторитет этот был бы необратимо подмочен.

Так что, пользуясь случаем, обращусь к Даниленко А.П.

«Андрей Петрович, Вы же у нас один мэр. Вас и заменить-то некем. Вы не ходите на подобные сомнительные мероприятия к этому Заскоке, а то в вашем лице Национальной детской здравнице может быть нанесен непоправимый моральный вред».

И.Н.: Заскока по городу рассказывает разные истории о том, как он борется с преступностью, какой он принципиальный и т.д.

В.Л.: Слышал я эти байки. В каком-то из номеров своей «Трибуны» Заскока излагал, как он в рождественскую ночь 1997 г. вступил в единоборство с самим (только подумать) Юхненко!

А на самом деле произошло следующее. Крепко принявший на грудь Заскока столкнулся с Юхненко. Заскока, вообще-то, и трезвый неадекватен, а когда выпьет, то тут уже тошно всем. Словесная перепалка закончилась тем, что Заскоку домой отвез сотрудник милиции (муж Бурбелы). Так как Юхненко давно уже был в поле зрения милиции, то долго уговаривать правоохранителей принять заявление от Заскоки не пришлось.

Узнав от знакомого генерала МВД о том, что Заскока написал заявление с требованием привлечь Юхненко к ответственности, я выразил сомнения на этот счет. Но генерал стал меня убеждать, что Заскока хоть и странный, но он там, в Верховном Совете, борется с криминалом, с Шевьевым, значит. Я, зная Заскоку и его закидоны, а также истинные причины его интереса ко всему криминальному, возразил генералу, но не стал спорить.

Буквально через неделю тот же самый генерал признал мою правоту оценки личности Заскоки. А произошло следующее. Юхненко, зная, что его разыскивают, послал гонцов к Заскоке на переговоры. «Борец с преступностью» за отзыв заявления из милиции потребовал золотые монеты (всем известна страсть Заскоки к монетам, а тем более золотым). Вскоре, а именно, 14 февраля 1997 г., в городе Евпатории недалеко от квартиры Юхненко, на улице Кольцевой, Заскоке были переданы 10 золотых царских червонцев. Получив валютные средства, «непримиримый борец с криминалом» тут же выдал расписку, которую я привожу.

Мать Юхненко отдала эту расписку в органы МВД и посчитала вопрос решенным. Тут уже милиция взяла Заскоку за причинное место и тряхнула негодяя. Последний долго не кочевряжился и «выкатил» другое заявление с просьбой привлечь Юхненко к уголовной ответственности.

Когда через две недели, 27 февраля 1997 г., Юхненко был задержан в связи с расстрелом «Коли-убийцы» Котляревского Н. в г. Саках, то был спокоен, т.к. знал, что Заскока получил золотые монеты, и вопрос улажен. Но когда сотрудники милиции показали сидящему в ИВС г. Сак Юхненко новое заявление Заскоки, тут уже Юхненко не сдержался: «Какое заявление, Заскока же взял золото?!»

Так что генерал вынужден был согласиться с моей оценкой Заскоки. Вообще, знаете, с Юхненко все ясно, известно, что от него можно ожидать. Как и с Котляревским. Для меня более отвратителен, даже омерзителен Заскока — скользкий, лживый, трусливый, истеричный, вечно с мешками под глазами от, по-видимому, постоянных занятий самоудовлетворением.

В своей биографии никогда Заскока не указывает на тот факт, что в начале 90-х годов он работал учителем истории в школе. Злые языки утверждают, что уволен он оттуда был якобы в связи с требованием родителей, которые были возмущены тем, что историк Заскока пристает в туалете к мальчикам. Не знаю, правда это или нет, но факт, что до 42 лет Заскока просто бегал от женского пола.

Теперь, после приговора по уголовному делу, осознавая важность права на акт амнистии, Заскока сделал некоторые движения, и у него вот-вот кто-то родится. Может, мальчик, а может, девочка. Не важно. Важно то, что это с первой секунды, минуты будет ЗАСКОКОЙ. Я думаю, что раньше просто так фамилию не давали. Если «Непейпиво», значит, нельзя было пить пиво; если «Нетудыхата», значит, строил человек хаты плохо, и т.д. В данном случае фамилия Заскока уже сама говорит за себя.

Думаю, грязная ложь и клевета Заскоки не помогут последнему избраться ни в депутаты ВР АРК, ни в депутаты по 34-му городскому избирательному округу. В Крыму итак хватает своих граждан с нарушенной психикой, и наблюдать за ними уже в статусе депутата — это превыше всяких сил.

И.Н.: Владимир, с Заскокой и иже с ним все ясно. Скажи, пожалуйста, о твоих соперниках по избирательному округу No 8 в Верховную Раду АР Крым. Сколько их, что это за люди, кто из них представляет для тебя реальную конкуренцию?

В.Л.: На моем избирательном округе кандидатами зарегистрированы кроме меня, ещё 14 человек. Пусть это не выглядит бахвальством с моей стороны, каким-то пренебрежением к моим конкурентам, но я полагаю, что у меня нет представляющих реальный интерес конкурентов. Все эти изложенные в листовках благие пожелания о наведении порядка, борьбе с преступностью, безработицей и другие не стоят и гроша — бумага все стерпит.

Инна, вот ты, увидев список кандидатов, сама укажи на то лицо, которое все это реально будет осуществлять. Я тебя не спрашиваю и не имею в виду, конечно, известного Заскоку или боевую подругу «Коли-убийцы» Мошкову. Вот среди остальных.

И.Н.: Ну, скажем, военный Малевинский С.В. или директор «Маяка» Кравченко А.Г.

В.Л.: Малевинский С.В., прописанный и проживающий в г. Симферополе, или иногда в селе Витино Сакского района, абсолютно не знает, не владеет ситуацией в Евпатории. Я думаю, Евпатория его как объект реализации предвыборной программы не интересует вообще. Ознакомившись с этой самой программой, я был поражен. Малевинский указывает в программе — «немедленное восстановление всего народного хозяйства Крыма и повышение его эффективности». Такого нет даже в избирательных программах премьер-министров Крыма и Украины!

Или, скажем, — «предпринимательству политическую и экономическую стабильность, защита предпринимателей от организованной преступности и коррупции».

Отсюда следует, что если он, Малевинский С.В., значит, будет депутатом, то он будет бороться с организованной преступностью. А если нет, то не будет. А зачем? Пусть другие борются, а он будет смотреть на спутниковые антенны своего космического центра, заряжаться энергией космоса и смотреть на лысых собак (излучение), бегающих по его гарнизону.

Программа Малевинского С.В. составлена по принципу нарастания, и кульминацией её является последний пункт «беспощадно бороться с бандитизмом, мафией и коррупцией в высших эшелонах власти». Вот это боец. Осталось только спросить у Малевинского, кто у нас в городе является бандитами, мафией и коррупционерами. Фамилии, пожалуйста. Малевинский С.В. не отвечает на эти вопросы (избиратели ему задавали эти вопросы на встрече 24.03.2002 г.). Может, он не знает? Тогда как он будет с ними (с ней — мафией) бороться? Ладно, помогу. Назову фамилии. И адреса рабочие и домашние. И если в течение четырех лет полковник — «космонавт» проявит себя «сильной и прозрачной властью», может, я его и порекомендую евпаторийцам кандидатом в депутаты Заозерненского поссовета.

А пока должен констатировать, что все его листовки, эти «дацзыбао» являются не более чем декларацией о некоторых намерениях, напоминающих ирреальную дымку над лунным ландшафтом.

Начинать учиться наводить порядок полковнику Малевинскому С.В., полагаю, надо с себя — при заполнении своей декларации кандидат Малевинский С.В. в графе «члены семьи» указал: жена Малевинская Т.И., хотя зовут её, жену его, значит, Петренко Татьяна Владимировна. Если кандидат не в состоянии правильно написать фамилию, имя, отчество своей жены, то о каком наведении военного порядка можно говорить? Впрочем, говорить можно, если есть лишнее время и его надо как-то «убить».

О другом кандидате, Кравченко Александре Григорьевиче, могу сказать только хорошие слова. Знаю его уже более 10 лет. Александр Григорьевич всегда приветливый, добродушный. Я никогда не замечал за ним каких-то плохих поступков, с ним легко и просто общаться. Смею утверждать, что Кравченко А.Г. все 9 лет его работы в исполкоме выделялся на фоне представителей всей этой исполнительной власти своей улыбкой, порядочностью. Хороший человек. Но в наше время, как я думаю, этого мало. Недостаточно. Все девять лет, работая в исполкоме, Александр Григорьевич исправно ездил на служебной «Волге» на работу, с работы. По часам ездил на этой же «Волге» на обед и с обеда (хотя и живет в трех минутах ходьбы).

Я ни разу не слышал от него поставленных ребром вопросов, волнующих евпаторийцев, вопросы: по строительству ресторанов в парке Фрунзе, по разгуливающим по городу преступным группировкам, по хищениям на рынках города бюджетных средств. В конце концов, по состоянию коммунального хозяйства, дорог. Александр Григорьевич не задавал этих вопросов городскому голове и благополучно пробыл на своей должности 9 лет, и уволился с должности (за один день) не за то, что поставил вопрос «ребром», а по другим мотивам.

Я не могу себе представить Александра Григорьевича, направляющего депутатский запрос в связи с махинациями его же соседа по подъезду Селиванова В., или же в отношении Котляревского, Населенко, того же руководства КП «Сервис ХХI».

Вы можете себе представить Александра Григорьевича, задающего вопросы городскому голове: «почему не принимаются никакие меры для недопущения неумолимого сокращения песчаной полосы городского пляжа? Почему на золотые пески городского пляжа уложена плитка и установлены какие-то киоски, бунгало, и проводит дискотеку «Робинзон»? Почему весь городской пляж с платным входом на него был отдан на откуп частному предпринимателю Ляшенко, который известен своими тесными связями с «Колей-убийцей» Котляревским и нач. ГАИ Москвиным (по имеющейся информации, из их окружения, предположительно, за лето 2001 г. эта компания заработала на входе на территорию пляжа, на продаже напитков и другого $58.000)? Сколько Ляшенко заплатил в УЖКХ денежных средств за аренду пляжа? Почему в город звонит Н. Багров и просит отдать городской пляж в парке Фрунзе именно Ляшенко?»

Этих вопросов миллион, и не только по парку им. Фрунзе. Вы, Инна, верите, что Александр Григорьевич Кравченко задаст их, или хотя бы один из них, городскому голове, депутатам горсовета? Я знаю точно: нет. Не задаст. Даже если и подумает. А если ему шестерки Коли подожгут дверь квартиры, то он, Александр Григорьевич, даже думать про себя о подобном не будет. И все останется, как и сей час. Заинтересованные лица с известной группировкой будут руководить городом. В этом отношении Александр Григорьевич слабый На обе ноги. Думаю, я достаточно понятно ответил на вопрос.

И.Н.: Все понятно. Только мне┘ тревожно за тебя.

В.Л.: Не бойтся за меня. Мы все равно победим. Пусть они боятся — им есть чего бояться.

25.03.2002 г