Весна. Тепло. Набухают почки, железы — всё оживает и радуется. Продолжаю смотреть на котов и не перестаю восхищаться их настойчивостью, последовательностью в достижении поставленной цели. А какая вера и убежденность в правоте своего святого дела! Поражает неистребимый оптимизм, уверенность котов в том, что они обязательно должны познакомиться со всеми кошками. С каждой в отдельности. И влюбить их в себя. Так бы и скользило перо «по теме» чистой, понятной и естественной, но… нельзя — места мало, а есть ещё и другие, не менее интересные темы. Точнее, одна, но большая тема — выборы в горсовет, городского головы, в Верховные Рады — АР Крым и Украины.

Город «зацвел», не в смысле, зацвели абрикосы и яблони, а в смысле, весь в белых лоскутках листовок. На листовках и плакатах только хорошее, доброе, светлое, т.е. вечное — за мир, достойно оплачиваемый труд, безопасность, достойную жизнь и, конечно, на транспарантах всех претендентов на мандат в категорической форме указано, перечислено, что все кандидаты — против безработицы, голода, нищеты, произвола чиновников. В общем, как в 1990-м, 1995-м, 1998-м, так и в этом, 2002 году.

Наверное, от осознания того, что за десять лет ничего лучше не стало, а «коррупция и преступность продолжают своей бандитской рукой душить город», в горсовет, точнее, кандидатами в депутаты горсовета, записалось более 300 человек.

Записались и те, кто обещает активно, не щадя живота своего, бороться с криминалом, и те, кого молва конкретно называет криминалом, «бандитами». Интересно хотя бы одним глазком взглянуть на программки таких кандидатов в депутаты горсовета, как Беломызов А.В. и его брат Беломызов К.В., их друга Шевкопляс С.Г., члена КПУ(о) Колесник Н.И., Селиванов В.В., Бурбела В.В., Нестеренко А.Л., Торосян Е.С. — что они обещают евпаторийцам в смысле бескомпромиссной борьбы с «наглым, распоясавшимся криминалом»? Смотреть в программу «папы вора» Населенко В.К. нет желания по причине отсутствия интереса. Тут и так всё известно — всё в том же духе популяризировать в массах своего ученика «Колю-убийцу» Котляревского Н.Н., так же зазывать предпринимателей в свой (и Коляна) «союз предпринимателей», так же периодически, в случае ареста «Коли-убийцы» Котляревского, собирать свой так называемый клуб «Справедливость» и стонать о милицейском беспределе и продолжать последовательно устанавливать порядок в городе в полном соответствии со своим пониманием и представлением об этом самом порядке.

Нельзя не упомянуть о состоявшемся на минувшей неделе очередном судебном заседании, инициатором которого явился «новый русский ленинец» Корнилов Ю.П. С пролетарским (не в смысле «пролета») напором Корнилов последние две недели «ставил боевую лестницу и лез на стену крепости» по имени Закон, наверху которой, с интересом наблюдая за происходящим внизу, сидел судья Безвуляк И.И. Этот спектакль продолжался две недели и всем уже порядком наскучил.

Дождавшись, пока Корнилов почти достигнет края стены, судья со словами «Закон суров, но он Закон» легонько «оттолкнул лестницу» от стены. Это все слова, что успел Юрий Петрович Корнилов услышать, «пролетая над гнездом кукушки».

«Второй лестницы» по Закону не положено, да и сил уже нет карабкаться наверх. Так что после четырех лет интенсивной любви родины Юрий Петрович будет отдыхать. И народ и родина — тоже. И его, Корнилова, хуго-босс, в смысле Леонид Иванович, тоже, по-видимому, будет на заслуженном отдыхе. Но ни Грач, ни Корнилов (смотри, Махнаков и сонм других соратников) не намерены просто вот так «перестать любить родину». Любить родину, как они считают, они обязаны. Любить не где-то на передовой, в окопах, в засадах милицейских, в рабочих цехах в ночную смену, а в кабинетах размером с пятикомнатную квартиру, с кожаными диванами, столами для заседаний, с секретаршами с узкой талией и широкими бедрами.

Любят родину они, и руля в служебных «Мерседесах» и «Волгах». За всё это они готовы пойти решительно в бой, может, самый последний. Смертельный бой. Ради этого они готовы вывести на улицы пожилых людей и раздать им кумачовые транспаранты. Ради этого они готовы, о ужас, временно снять с себя длинные кашемировые пальто и два-три месяца походить в болоньевых куртках.

Сложилась ситуация, прямо, скажем, непростая. Вся сложность заключается в том, что народу, т.е. избирателям (нам, значит) предложено выбирать как бы из двух вариантов: первый — это Корнилов (Махнаков или другой коммунист-ленинец), другой — «Коля-убийца» Котляревский. Все крутится вокруг этих двух брэндов. И не только в округе No7 по выборам в Верховную Раду АР Крым, а в целом по городу.

Избирателям приходится выбирать между явным представителем криминальных кругов или же «сказочником», причем «никаким сказочником», который свою «сказку о добробуте» толком сказать не в состоянии. Народ толком не может разобраться с «коммунистами-оборотнями», а тут ещё появилась некая КПУ(о), у руководства которой стоит сподвижник «Коли-убийцы» Котляревского Н.Н. и «папы вора» Населенко В.К. некто Колесник Н.И. Весь расчёт, ставка делается на неспособность пожилого человека сориентироваться во всех этих КПУ. Интересно вообще узнать, много ли среди коммунистов, поддерживающих Корнилова, Махнакова, людей, строивших Днепрогэс, восстанавливавших его, воевавших на передовой? Если таковые имеются, то удовлетворены ли они итогами их трудовых и боевых подвигов, в смысле наблюдая, тех молодых людей в длинных кашемировых пальто, называющих себя коммунистами и стригущих с этого купоны? Я сомневаюсь в том, что если бы героям Евпаторийского десанта было известно, что они шли на верную гибель, совершая свой подвиг, делали это для того, чтобы сейчас, в наше время коммунисты Корнилов, Махнаков обнимались с «Колей-убийцей» Котляревским, они бы, герои-десантники пошли воевать.

На минувшей неделе лишний раз (потерян счет) убедился в «принципиальности» известного «следопыта» Заскоки В.М. (см «ЕН» No3 (5) за 23 января 2002 г.), точнее, в его лицемерии (хотя, разве логично вменять гражданину «какое-то лицемерие», когда он, этот Заскока, просто ударом сбоку, сзади сбивает человека на пол, бьет ногами и требует у бармена на лежащего без сознания своего избирателя… мочиться!).

То, что судимый по трем статьям Уголовного кодекса Украины Заскока уговорил директора базы стройматериалов Борисова финансировать его (Заскокину) газету «Трибуна» (а почему нет, если есть лишние деньги?), не вызывает возражений, то что Заскока в своей газете, этой «Трибуне», сообщает читателям, сколько в таком-то санатории в 1903 году было коек, комплектов белья и другое, также воспринимается нормально (когда у меня будет время, я почитаю), то, что газету эту Заскока «реанимировал» к выборам и намерен избирателям в десятый раз сообщить за несколько дней до голосования, как он в 1995 году помог сотрудникам тарного цеха в г. Керчи в их приватизации (или, наоборот, не позволил выкупить этот цех по производству деревянных ящиков), также понятно и вполне объясняет мотивацию Заскоки. Сказать последнему нечего.

Ну и писал бы про погоду, приливы-отливы в Каламитском заливе. Но не таков Вовочка. Вовочке нужна интрига, как он сам выразился, «Я напечатаю, намекну только, и они (на кого он за свою долгую жизнь собрал говн… компромат) сами прибегут с конвертами в зубах.

В общем, как я полагаю, это и есть единственная цель интереса Заскоки к криминальным личностям, его постоянная и всепоглощающая тяга к ним. Взять хотя бы случай с кассетой, описанной в статье «Секретные материалы» в «ЕН» No3(5) за 23 января 2002 г.

Вернемся однако к Заскокиному лицемерию. В 1999 г. Заскока издал брошюру под названием «Смерч над Крымом», где на стр. 70-71 в неприглядном виде описал начальника КРУ в АР Крым Бурея И.С.

Прошло 3 года, и в мартовском номере за 2002 г. своей газеты «Трибуна» (без указания числа) Заскока разразился… хвалебной статьей о том же Бурее И.С.

Чего там только нет — то Иван Степанович стоит «насмерть» на страже бюджета всего Крыма, то «воюет» с бюрократами, то милый и ласковый, такой свой, домашний. Прямо хочется погладить. По шерстке (не против!).

Сочиняя оду Бурею, Заскока осведомлен о роли последнего в назначении на должность начальника КРО Селиванова В.В. Заскоке известно о роли Селиванова, в бытность его депутатом Верховного Совета Крыма, председателем мандатной комиссии этого же совета, в назначении (через Багрова) Бурея председателем комитета по защите прав потребителя, затем — министром торговли АРК.

Заскока наблюдает, как в наши дни уже Бурей «отдает долг Селиванову» и Заскоке, несмотря на его патологическую дотошность и любопытство, вопросов по поводу «непотопляемости Селиванова» и роли Бурея в этом к последним нет.

В связи с этим можно задать вопрос Заскоке (очень характерная фамилия): известно ли ему что-либо о следующем. Например, кому из кандидатов в депутаты Верховной Рады АР Крым принадлежит 100 процентов акций (оформленных, конечно, на подставное лицо) Сакского молзавода? Сакского молзавода 100%. А Евпаторийского молзавода (ЗАТ) -60%? Нет? Если бы я не был брезглив и в связи с этим мог подойти к Заскоке на близкое расстояние, а так же был бы беспринципен, как Заскока, я бы ему это сообщил.

Думаю, что это все равно бы не изменило траекторию поведения Заскоки. Возможно, он сам напросился к Бурею в интервьюеры — Заскока работает, (см. на стр. 4) в должности директора центра занятости, а его жена в этом же самом центре — в должности… главного бухгалтера. А деньги тем проходят бюджетные. А за бюджетом, как мы уже с помощью этого самого Заскоки выяснили, зорко следит Бурей.

Где Бурей, там его помощник-доносчик, глаза и уши, «борец» с.»обманами и обвесами» в торговле Мотрич Костя — «как я вам открыл сегодня дверь в исполком, Иван Степанович?» — «Нормально, Константин!» Мотричу надоело в его возрасте носить за Буреем его пиджак и стоять на бордюре, встречая Ивана Степановича на площади у исполкома — Мотрич хочет повысить, ну хоть немного, свой статус, и поэтому записался в депутаты, точнее, в очередь за мандатом. Если Бурей у Заскоки в его «Трибуне» помещен на развороте(просто в другом месте фотография Ивана Степановича, его доброе, сытое лицо с тройным подбородком не помещается), то Мотрич помещен Заскокой на первую полосу — как раз на пороге, входе (знает место). Как мы выяснили где Мотрич там и Бурей, а где Бурей, Мотрич и Заскока там и их друг «папа вора» Населенко.

Бурей и Мотрич не единственные клиенты Заскоки — 2 марта 2002 г. в 11.00, да и 5 марта в 13.00, рабочий офис Заскоки посетил (шутка ли) сам… нач. ЕОБОПа Туйсузов А.З. Повод архиважен для всех: и для Туйсузова с его ОБОПом, и Бурея (смотри, Селиванова), и кандидата в мэры Ющенко, и братьев Беломызовых, а значит, Шевкопляса, Котляревского, «папы вора» Населенко, в общем, всех без исключения «потерпевших от беспредела» Лутьева.

Цель этих визитов к Заскоке — подготовить «газету по Лутьеву». Что угодно — написать, а затем разбежаться. То, что газета зарегистрирована на квартире у брата Заскоки — Олега, не имеет значения, потом разберёмся — ужасно то,что вдруг Лутьева изберут, проголосуют за него. Тогда всем конец! А этого допустить нельзя!

Тем более этот Лутьев, негодяй, печатает в газете приговоры на меня (Заскоку), мало того, обращается к Президенту Украины и просит снять меня (Заскоку) с должности, что бы, видишь ли, не позорить Украину!

Осознавая остроту необходимости и безотлагательности осуществления кардинальных перемен в таких важнейших для всех граждан сферах жизни, как состояние Евпаторийского курорта, здравоохранение, борьба с преступностью, коррупцией и другими негативными явлениями, имея своими намерениями сделать всё возможное для возврата нашему курорту славы Национальной детской здравницы, чистой и красивой, а жизнь горожан — безопасной и достойной, мы, кандидаты в депутаты Верховной Рады АР Крым Горянная Ольга Аркадьевна, Лутьев Владимир Григорьевич, Прочан Владимир Николаевич и Родивилов Олег Леонидович, объединились в группу «Наша Евпатория». Наши программы созвучны и продиктованы практическими реалиями нашей жизни. Они реальны и выполнимы. Мы идем на эти выборы, ощущая вашу всестороннюю поддержку, а значит, мы выиграем, победим. Победим вместе и вместе сделаем нашу жизнь лучше. Кто, если не мы? Ведь это наш город!